Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: Lorenzia, Maria_Sulimenko, Нейтралка 
Форум » Литературное кафе » Клуб любителей чтения » Александр Калюжный "Здесь и сейчас" (один из моих любимых рассказов)
Александр Калюжный "Здесь и сейчас"
Lorenzia  Дата: Воскресенье, 15.11.2009, 22:41 | Сообщение # 1
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9104
Уважение
[ ]
Статус: в реале
Автор: Александр Калюжный

Название: Здесь и сейчас

Нет прошлого – оно ушло, забыто,
В грядущем лишь манящий блеск вершин,
Их пики в неизвестности сокрыты,
И ты стремишься к ним – всегда один.


Безветренный, будто застывший на фотографии, вечер. Неповторимый закат, размазанный по одиноким облакам и подсвечивающий их изнутри ало-оранжевым светом. Атмосфера угасающего осеннего дня – исполненная романтики, покоя и какой-то незыблемой уверенности в завтрашнем дне, казалось, пропитывала уставший город. В такие моменты никуда не хочется спешить, скорее, возникает желание чуть-чуть ослабить порою бешеный ритм жизни, который вне сомнений мы сами себе задаём. И каждый этого достигает по-разному: кто-то наслаждается вкусом прохладного, залежавшегося в холодильнике, пива, кому-то по душе совершить внеплановую вечернюю пробежку по любимой беговой дорожке, а кто-то просто наблюдает за тем, как незаметно и неотвратимо опускается на мегаполис ночь.
Я стоял посередине пешеходного моста, а подо мной по многополосной магистрали проносилась нескончаемая вереница автомобилей. Гул пролегающей несколькими метрами ниже дороги не раздражал, а наоборот давал возможность лучше сосредоточиться на своих мыслях. Мобильный молчал, но по привычке моя рука сжимала его, словно гладкий пластиковый корпус бездушного телефона мог ответить на все невысказанные вслух вопросы.
Ощущение близости реализации пускай не самой заветной, но зато очень желанной мечты, придавало этому вечеру особый шарм. Завтра я наконец-то воплощу в жизнь то, чего мне так хотелось ещё в далёком детстве – выпрыгну из самолёта навстречу земле, с парашютом за спиной и поющим сердцем в груди. Хотя, на самом деле, не знаю, какие именно чувства будут преобладать в этот сакральный для меня момент.
Я мельком посмотрел на тёмный экран телефона и вспомнил о Кате и принявших несколько странный и непривычный вид отношениях между нами. Вся их необычность была порождена моими личными колебаниями – я давно перестал смотреть на мир сквозь розовые очки и искать несуществующий идеал, но принять решение относительно этой девушки оказалось сложно. Я вижу в ней, как, впрочем, и в любом человеке, позитивные и негативные стороны. Нечто внутреннее, чего никак не передать словами, связывает нас. Наверное, это и есть одно из бесконечного количества обличий той пресловутой и в то же время незабвенной любви, которую с таким воодушевлением воспевают начинающие поэты. Было у нас и время, проведённое вместе, вот только на то, что бы сказать ей о главном, мне почему-то его никогда не хватало. Казалось бы, проще простого – сейчас выбрать в адресной книге знакомый номер, нажать на клавишу вызова и произнести то, чего она без сомнений ждёт. Так просто и неимоверно сложно в одночасье.
И в это мгновение я вздрогнул, почувствовав в руке вибрирование мобильного, а через секунду солист не очень известной рок-группы «Арда» стал со знакомой до боли интонацией петь мою любимую песню:

Тает снег...
А лёд в твоих глазах - прозрачной пустотой...
Был бы Солнцем,
Но не смог согреть траву для нас с тобой!..
 
Lorenzia  Дата: Воскресенье, 15.11.2009, 22:42 | Сообщение # 2
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9104
Уважение
[ ]
Статус: в реале
Я некоторое время не снимал трубку – просто смотрел на светящийся экран телефона и слушал эту немного пафосную звонок-мелодию:

Звал тебя,
Но крик тонул,
Крылья не давал раскрыть.
Я взлетал -
И шел ко дну.
Умирал,
Не в силах жить!

Знаю я…

Нажав на «вызов», я услышал немного хриплый от недавно перенесённой простуды Катин голос:
- Привет. Дай угадаю, ты на своём любимом месте для размышлений, – в её фразе чувствовалось утверждение и улыбка.
- Ты как всегда в яблочко, – усмехнулся я в ответ. – С твоей способностью предугадывать чужое поведение мне иногда кажется, что ты за мной следишь, – заметил я, и она хихикнула.
- Как ощущения перед прыжком, нервы пощипывает? – спросила она, и в голосе почувствовалось тщательно скрытое под вуалью непринуждённости напряжение.
- В порядке, уже почти ощущаю свистящий в волосах ветер и эйфорию свободного падения с головокружительной высоты, - сказал я, и тут её голос ощутимо посерьёзнел.
- Я всё-таки за тебя чуть-чуть волнуюсь и дело вовсе не в моей акрофобии, просто у меня какое-то не очень хорошее предчувствие относительно твоей затеи, так сказать – шестое чувство и всё такое, - в прямоте Кате никогда нельзя было отказать.
- Не переживай, некоторые этим видом спорта живут и, заметь, доживают до глубокой старости, так что вероятность того, что меня размажет о лётное поле силой земного притяжения, не очень велика, - по неуверенному «хмыку» в трубке я пришёл к выводу, что сейчас ей действительно не до шуток.
- Ладно, отложим чёрный юмор на потом, - капитулировал я и постарался сменить тему. – Сегодня просто неповторимый вечер – жаль, что нам не удалось встретиться. – в мобильном послышались характерные щелчки, сообщающие о том, что кто-то находится на удержании на второй линии.
– Кать, мне тут кто-то звонит, похоже по работе, я хотел тебе сказать… - я на миг запнулся - мне очень хотелось сейчас произнести то главное и сокровенное, на которое меня никак не хватало и от которого я каждый раз прятался за щитом десятков бессмысленных отговорок. В голове пронеслась мысль, что сейчас не самый подходящий момент, и у меня, конечно же, в будущем будет более благоприятное время для такого серьёзного шага в наших отношениях. - …хотел тебе сказать, что бы ты не нервничала понапрасну. Я тебя завтра после прыжка наберу. Целую! – произнёс я и переключился.

Звонок заставил меня привстать на кровати. Я чертыхнулся – какому идиоту вздумалось звонить в такую рань, да к тому же в выходной день? Добравшись, до трубки я не стал себя утруждать излишней доброжелательностью и произнёс:
- Да!
- Здравствуй. Извини, что беспокою так рано, да к тому же в субботу, но дело не терпит отлагательств, – голос моего сотрудника Димы показался немного искажённым, хотя, скорее всего я просто ещё не полностью отошёл от резкого пробуждения.
- Что произошло, опять проблемы с нашими новыми клиентами? – сказал я, почти не сомневаясь, что угадал.
- Угу, они хотят сегодня пересмотреть несколько пунктов договора, ты ведь отлично понимаешь, что будет, если они откажутся от сотрудничества и…
- Можешь не продолжать, я буду через сорок минут. – Я мельком взглянул на часы.
Быстро одевшись, я на ходу перекусил оставшимся после вчерашнего ужина бутербродом, и пулей выскочил за дверь.
На улице светило солнце, город лениво наслаждался не по-осеннему хорошей погодой и выходным днём. Скамейку у подъезда уже успели оккупировать две заядлые подруги-пенсионерки, видимо проснувшиеся невообразимо рано со сладостным предвкушением долгого и познавательного “перемывания костей” всех жильцов близлежащих домов.
Я на бегу влетел в забитый автобус, придавив собой слегка клюющего носом мужика. Судя по его неразборчивому мычанию и сногсшибательному перегару можно было заключить, что пятница у него удалась на славу. Створки дверей с шипением сошлись, и автобус двинулся в сторону следующей остановки. Привычно ощущая себя утрамбованным в банку шпротом, я доехал до ближайшей от моего дома станции метро.
На платформе было людно почти также как в обычный будний день. Проходя мимо прислонившегося к стене просящего милостыню одноногого инвалида в одежде цвета хаки, я ощутил на себе его пристальный взгляд. Он словно собирался прожечь во мне две сквозные дыры. Я резко обернулся, и калека от неожиданности выронил пластиковый стаканчик с утренней выручкой. Послышался звон монет и маты их обладателя. Пожав плечами, я втиснулся в душный вагон метро.
В офисе переговоры были в самом разгаре. Представитель фирмы наших новых клиентов - дородный мужчина средних лет с лысиной, внушительным пивным животом и колючим неприятным взглядом что-то раздражённо доказывал Диме, который видимо уже начинал “выдыхаться”. Сдержанно поздоровавшись, я постарался быстро вникнуть в курс дела.
- Как я уже говорил вашему коллеге, нас не устраивает пункт, в котором упоминается возможность варьирования стоимости поставок в зависимости от изменений цен на бензин, - он затушил дотлевающие остатки сигареты в пепельнице и достал следующую. Используя эту паузу, я решил взять инициативу в свои руки:
- Принимая во внимание текущую скачкообразную нестабильность цен на рынке нефтепродуктов, мы не можем удерживать неизменную стоимость поставок. Кроме того, наш с вами контракт заключён на длительное время и, я думаю вы прекрасно понимаете, что ситуация на рынке в любой момент может кардинально измениться, что требует от нас гибких и действенных решений, - я постарался сделать эффектную паузу, что бы придать сказанным словам больший вес, но моя попытка провалилась.
- Вот именно! Договор, несомненно, долгосрочный, что предполагает длительное и, надеюсь, продуктивное сотрудничество, в связи с чем мы и хотим получить от вас некоторого рода уступки, – мужчина прищурился, затем продолжил. – Особенно учитывая то, что вы – молодая фирма… - тут я его и перебил.
- То, что мы недавно работает на рынке автоперевозок, могу вас уверить, никоим образом не сказывается на качестве предоставляемых услуг, если вы к этому клоните… - мой собеседник чиркнул зажигалкой, закурил и выпустил колечко дыма, сверля при этом меня своим взглядом, после чего перешёл в наступление:
- Время покажет, как говориться. Кстати, думаю, вы в курсе того, что средства массовой информации уже около двух недель подряд сообщают про ощутимое повышении стоимости бензина в ближайшем будущем? – я кивнул, и он продолжил. – Так вот, хотелось бы всё-таки узнать, как это повлияет на цены поставок?
- Мы уже учли возможность подорожания нефтепродуктов и решили эту проблему, поэтому в данном случае цены ощутимо не повысятся, – мой собеседник хмыкнул, всем своим видом демонстрируя, что очень сомневается касательно этого факта.

 
Lorenzia  Дата: Воскресенье, 15.11.2009, 22:42 | Сообщение # 3
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9104
Уважение
[ ]
Статус: в реале
- Также нас не устраивает пункт, предполагающий возможность одностороннего разрыва договора исполнителем. Мы считаем необходимым наличие ответного условия у заказчика…
Переговоры длились около часа, за который мы всё же смогли прийти к временному консенсусу, хотя клиент явно покинул наш офис недовольный их результатом, и насчёт дальнейшего сотрудничества теперь возникало больше сомнений, чем уверенности.
До начала инструктажа, предшествующего моему прыжку, оставалось не больше часа, и я не стал терять времени. Выйдя на улицу, я даже на мгновение остановился – окружающий мир не пах осенью, не ощущалось и свойственной октябрю прохлады. Было тепло и сухо, лишь редко посаженные вдоль проезжей части каштаны напоминали про пору года желтизной своей листвы и десятками лежащих на дорожке коричневых шариков-плодов. Одним словом сегодня именно такой день, когда должны сбываться мечты. Они просто не могут не сбыться, не имеют на это право.
Я вспомнил о Кате и вчерашнем нашем разговоре. А ведь у неё тоже есть мечты, о которых как-то ни разу нам с ней не приходилось поговорить. Я молча пообещал себе восполнить этот пробел в нашем общении.
От размышлений меня отвлёк вид стоящего у обочины автомобиля с включённым аварийным сигналом. По всей видимости, стоянка тут была запрещена, но хозяина машины это мало волновало. Им оказалась девушка с иссиня-чёрными волосами лет двадцати восьми, сидящая за рулём и рыдающая – не плачущая, а именно рыдающая. Эмоции окружающих незнакомых людей обычно оставляют меня равнодушным - в конце концов, с какой стати они должны меня волновать? Но в этой картине было что-то живое, неприкрытое, нагое – боль или её отголоски, вновь нашедшие путь наружу из глубин когда-то изорванного в клочки и аккуратно заштопанного сознания. Я продолжил свой путь.
Предпрыжковый инструктаж длился долго. Невысокая, спортивного телосложения женщина лет сорока, несомненно, относящаяся к тому редкому типу женщин, которые посвятили себя спорту и получают от такого стиля жизни удовольствие, с видом опытного лектора вела занятие. После двух с половиной часов беспрерывного восприятия информации я чувствовал себя немного захмелевшим, а в голове была сплошная каша из разного рода ситуаций, которые могут возникнуть во время прыжка, устройства парашюта, правил поведения в летательном аппарате и прочего, прочего, прочего.
И вот наконец-то пришло время опробовать обретённые знания на практике. Нашу группу, состоявшую из восьми человек, отправили в раздевалку, предварительно раздав специальное лётное обмундирование, в котором должен выполнятся прыжок. Люди вели себя по-разному: кто-то весело обсуждал с другом возможные казусы парашютного спорта, стараясь прикрыть под маской наигранного смеха страх перед предстоящим, а кто-то наоборот замкнулся в себе, что-то бормоча себе под нос.
Я остановился у свободного шкафчика для вещей и стал переодеваться. Особого страха не ощущалось, скорее нетерпение, сопровождавшееся приятным холодком в районе живота, мурашками, то и дело пробегавшими по коже, и чувством близости свершения чего-то очень-очень долгожданного.
Мне на плечо легла чья-то рука, и я обернулся. Подошедшим человеком оказался круглолицый молодой парень с подстриженной клинышком рыжей бородкой и такого же цвета волосами.
- Ты не первый раз прыгаешь что ли? – он говорил с таким тоном, словно мы были знакомы как минимум лет десять.
- Вообще-то первый, - ответил я несколько удивлённо.
- Значит, ты давно этого хотел и я не удивлюсь, если после этого прыжка ты навсегда проникнешься этим видом развлечения, – он смотрел мне в глаза, и в них читалась почти непоколебимая уверенность.
- С чего ты взял? – я пожал плечами.
- Вид у тебя человека, который знает, что хочет, и для кого сомнения никогда не будут помехой, - уверенности в рыжебородом собеседнике явно не поубавилось.
- Возможно, я всего лишь умею хорошо прятать свои эмоции под маской бесстрастия, - я криво усмехнулся.
- Всё может быть… - мне показалось, что в его словах мелькнула насмешка, - в любом случае удачного тебе приземления.
- И тебе, - отозвался я, и парень, кивнув, отошёл к своему шкафчику.
Я молча спрятал одежду в ящик и облачился в лётный комбинезон из прочной ткани. После переодевания, уже новый инструктор отвёл нас к специально оборудованному стенду, что с виду напоминал бутафорскую самолётную дверь, из которой мы по очереди выпрыгивали, зависали на тренировочной системе и имитировали приземление.
После практических занятий на этом тренажёре, нам дали полчаса свободного времени. Народ фотографировался, звонил знакомым, дурачился и просто прогуливался вокруг базы парашютного спорта, набираясь сил перед грядущим испытанием. Время прошло незаметно, и нашу группу объявили по громкоговорителю. Инструктор по-армейски выстроил нас вдоль невидимой линии и проверил ранцы с парашютами.
Погрузка в самолёт была быстрой и исполненной задорных реплик как со стороны салаг, первый раз бросающихся на бой с силой земного притяжения, так и инструкторов, видевших на своём веку самое различное поведение этих самых салаг. Летательный аппарат вместил в себя сразу несколько групп парашютистов. Дверь закрылась, и мы стали набирать скорость. Через некоторое время шасси оторвались от взлётной полосы.
Когда человек понимает, что назад дороги нет, то приходит некоторое подобие спокойствия, а также другие похожие чувства. В салоне самолёта царила атмосфера впечатляющего эмоционального подъёма. Многие желали друг другу удачи, похлопывали по плечу, внезапно начав общаться, словно были до этого старыми знакомыми уже очень давно. Я смотрел в иллюминатор, наблюдая за тем, как удаляется земля. В такие моменты не хочется о чём-либо думать или вспоминать – остаётся лишь желание наслаждаться текущим из ниоткуда в никуда мгновением. Как там поётся в старой песне из советского кинофильма: «Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь…». Теперь, кажется, я по-настоящему понимал смысл некогда написанных поэтом слов этой песни, когда не существует ушедшего навсегда прошлого и ещё не наступившего будущего, нет придуманного людьми измерителя времени – есть только настоящее – одна искра человеческого осознания собственного «я» в бесконечной и недоступной пониманию пустоте.
Загудела пищалка, и инструктор дал сигналы, о которых не раз упоминалось как в теоретическом, так и в практическом курсе подготовки к прыжку. Дверь распахнулась в свистящий мир ветра и свободы.
Люди подходили к открывшемуся проёму и исчезали в нём один за другим. Наступила моя очередь, и особенно чётко я ощутил лёгкость во всём теле, словно не шёл, а плыл в невесомости в нескольких миллиметрах над полом. Поставив левую ногу на самый край двери, я глубоко вдохнул и шагнул вперёд.
Все звуки попросту прекратили своё существование, будто кто-то взял и выключил их. Тишина и свистящий в ушах ветер, ощущение, словно сидишь на незримом стуле и наблюдаешь, как прекрасна раскинувшаяся под тобой земля. Края лётного комбинезона трепетали, придавая моему падению ощущение стремительного полёта.
И тут в голове промелькнула неприятная, совсем неуместная мысль: «А ведь три обещанных секунды свободного падения уже прошли, и должна была сработать система автоматического раскрытия купола…». Я посмотрел назад и увидел немного криво развевающийся на ветру вытяжной парашют, основной функцией которого являлось
 
Lorenzia  Дата: Воскресенье, 15.11.2009, 22:43 | Сообщение # 4
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9104
Уважение
[ ]
Статус: в реале
раскрыть основной. Похоже, свою функцию этому приспособлению выполнить не удалось.
Сердце, словно сошедший с ума поршень, стало уверенно набирать обороты. Организм стал выбрасывать в кровь заботливо припрятанные именно для таких вот случаев дозы адреналина. Пока страх и паника не успели заключить меня в свои крепкие объятия, я схватился обеими руками за вытяжное кольцо и дёрнул его. Второй раз обернувшись, я долю секунды с отчаянием наблюдал за жутко перекрученными стропами моего парашюта. Высоко надо мной мерно опускались на встречу такой гостеприимной для них земле фигуры людей под раскрытыми белыми матерчатыми куполами.
Я пожалел о том, что не взял с собой мобильный – возможно, мне хватило бы времени дозвониться Кате и сказать ей о том, в чём я до этого самого мгновения всё ещё сомневался. Как невообразимо тоскливо, безнадёжно, безысходно и пусто в душе. Теперь в ней не было сомнений, сказать по правде, в ней уже ничего не было, кроме поднимающегося из самых тёмных глубин визжащего желания жить. С предательским приступом страха вспомнилась услышанная как-то по телевизору фраза о том, что при падении человек часто умирает от разрыва сердца, ещё не долетев до земли. Невидимые, натянутые до невозможности струны-нервы в конце концов не выдержали и лопнули. Я закричал – не жалея голосовых связок, словно стараясь, что бы в каждом уголке вселенной мой крик был услышан. И в этот момент земля рванулась мне навстречу…

Я проснулся, обливаясь холодным потом. В груди колотило так, что, наверное, было слышно в другой комнате. Сон будто впечатался в моё сознание. Я закусил губу с такой силой, что пошла кровь. Проведя рукой по ранке и размазав по ладони алую субстанцию, мне стало немного легче. Цепкие щупальца недавнего сновидения - настолько реального, что не поверить в него было попросту невозможно, понемногу отпускали.
По козырьку методично барабанил редкий дождь, а пасмурная погода с затянутым в серое полотно туч небом ничем не напоминала того солнечного и тёплого дня из сна. Сердцебиение постепенно замедлялось, я старался дышать ровно, глядя на то, как капли прокладывают извилистые и мокрые дорожки с наружной стороны оконного стекла.
Как только удалось немного расслабиться, тишину комнаты разорвал телефонный звонок. Я вскочил и выбежал в прихожую, уставившись на издающий звуки аппарат с таким видом, будто впервые его увидел. Поборов внезапно нахлынувший, возможно, не совсем осознанный суррогат чувств из страха и какой-то детской веры в чудеса, я поднял трубку.
- Алл-ло, - не очень уверенно протянул я.
- Здравствуй. Извини, что беспокою так рано, да к тому же в субботу, но дело не терпит отлагательств, – это был Дима, в этом я готов был поклясться. Внутри у меня всё похолодело.
- Что-о ты сказал?.. – в голове у меня бушевал настоящий вихрь из образов и обрывков сна, которые я сейчас пытался лихорадочно вспомнить.
- Эй, это же я - Дима, с тобой всё в порядке? – в тоне сотрудника слышалось определённое замешательство. – Я не хотел тебе сначала звонить, но… - я не дал ему договорить.
- Дай угадаю, нашему новому клиенту срочно потребовалось пересмотреть пункты договора, касающиеся вариации цен на поставки, и они прислали на переговоры лысого нервного мужика, который курит одну сигарету за другой и вечно чем-то недоволен? – выпалил я на одном дыхании и замолчал, в душе всё-таки надеясь на то, что ошибаюсь, а повторившаяся фраза моего друга – всего лишь совпадение.
- Э-э-э…ты уже в курсе, да? – мой собеседник явно был удивлён. – Как обычно я обо всём узнаю последним, – посетовал Дима.
- Я еду! – произнёс я и бросил трубку.
Почти у каждого человека в жизни случаются так называемые дежавю. Ощущение того, что происходящее вторично, уже было увидено ранее и повторяется вновь, порой может надолго запомниться. У меня тоже такое бывало, но весьма редко. Я мог назвать лишь несколько таких вот повторений из своего собственного опыта, при этом составив относительно точное описание этой шутки подсознания. Сейчас же я чётко понимал, что о нашем с Димой разговоре я вряд ли когда-то забуду – уж слишком сильным было чувство повторяющейся реальности.
Собравшись настолько быстро, насколько вообще был способен, я выбежал из квартиры. На лавочке у парадного бабушек-сплетниц не обнаружилось. Транспорт был, как и во сне, – битком набит вечно нервничающими и куда-то опаздывающими пассажирами. На дорогах уже успели выстроиться длинные вереницы автомобильных пробок.
Спустившись на эскалаторе в подземку, я почувствовал на себе пристальный взгляд одноногого калеки в старом и затёртом до дыр охотничьем камуфляже. Не долго думая, я подошёл к старику, и сунул ему в пластиковый стаканчик несколько банкнот, при этом заговорщицки подмигнув. Инвалид благодарно кивнул мне в ответ и, похоже, потерял ко мне интерес. Я вскочил в подъехавшее метро, и двери обклеенного вагона очередной рекламой “супер-выгодных” кредитов и не менее “сногсшибательных” ставок депозитов, со стуком закрылись.
После душного подземного поезда с избытком невзрачных и отстранённых лиц, почти прекративший моросить мелкий дождь казался приятным и освежающим. Подойдя к офису, я увидел стоящего на пороге и с раздражительной методичностью курящего сигарету Диму. Он был одет в тёмно-серую куртку и голубые джинсы, а бледно-землистый оттенок кожи лица в сочетании с кислого вида физиономией придавал ему весьма унылый вид. Заметив меня, он всплеснул руками, видимо без слов изображая фразу: «Неужели я тебя таки дождался», и, выкинув окурок в стоящую рядом урну, нырнул в дверной проём. Я, не колеблясь, последовал за ним.
Представитель клиента действительно до мельчайших подробностей напоминал того человека из сна, вот только он не сидел за столом, а стоял у окна и разговаривал по мобильному телефону. Я незаметно вздохнул с облегчением - хоть на этот раз дежавю не произошло. И в этот момент, как на зло, мужчина заметил моё появление, прекратил разговор и, пожав мне руку, сел на то самое место, на котором восседал в моём сне. Далее последовавшая фраза полностью подтвердила мои опасения.
- Как я уже говорил вашему коллеге, нас не устраивает пункт, в котором упоминается возможность варьирования стоимости поставок в зависимости от изменений цен на бензин, - пока я слушал уже знакомую реплику, мне в голову пришла интересная идея: если я уже разговаривал с ним, пусть даже и во сне, то знаю про все или почти все подводные камни этого разговора, а следовательно мои ответные ходы могут быть более эффективными, ведь я имею возможность предупредить те свои недочёты, которыми пестрили переговоры в сновидении.
Не став дожидаться продолжения, и не давая моему собеседнику перебить меня, я поочерёдно ответил на все вопросы, о которых я знал благодаря дежавю, при этом предупреждая коварные выпады оппонента заранее продуманными вариантами.
Наблюдая за тем, как изменялось лицо мужчины, я с трудом сдерживал улыбку. Наверное, он пытался понять - почему почти каждая его сформированная, но невысказанная мысль-вопрос находит ответ в очередной моей фразе. К концу переговоров мой собеседник вспотел от напряжения, но так ничего толкового моим доводам противопоставить не смог.
После окончания наших переговоров, по воле случая превратившихся в мой монолог, Дима, похоже, ошарашенный не меньше покинувшего офис клиента, спросил:
- Как тебе это удалось? У меня сложилось впечатление, что ты читал его мысли, – я лишь развёл руками и обезоруживающе улыбнулся.

 
Lorenzia  Дата: Воскресенье, 15.11.2009, 22:44 | Сообщение # 5
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9104
Уважение
[ ]
Статус: в реале
Настроение ощутимо улучшилось. Я даже на некоторое время забыл о странных дежавю и опасениях касательно предстоящего прыжка, пока, идя по улице, вновь не увидел автомобиль со всхлипывающей внутри черноволосой девушкой. Что-то кольнуло меня внутри и заставило остановиться.
Подойдя к машине, я аккуратно постучал по боковому стеклу, и электроподъёмник плавно утопил его в дверце. Девушка смотрела на меня, и её глаза – мокрые от слёз и ясные одновременно, излучающие целый калейдоскоп чувств, трудно было с чем-то сравнить. Наверное, этот взгляд напоминал небо после весеннего дождя – глубокое, чистое, живое, освободившееся и потерявшее в одночасье, бесстрастное и трепещущее.
- Я могу вам чем-то помочь? – произнёс я, и слова на миг неловким молчанием повисли в воздухе.
Она смотрела на меня ещё какое-то мгновение, потом смахнула вновь накатившие слёзы и всхлипнула:
- Не знаю… - в её голосе сквозило болью. Замки на дверях отщёлкнулись, и я присел рядом с ней.
- До чего же смешно, я впустила тебя, хотя только что ты ни чем не отличался от сотен прохожих, снующих по улицам города, которых волнуют только их собственные дела.
- Что случилось? – просто спросил я, игнорируя её высказывание и смотря прямо в глаза. Она на секунду замялась, потом отвела взгляд и произнесла:
- Не знаю, зачем я об этом тебе рассказываю, но одного моего очень хорошего знакомого сегодня не стало, - она говорила ровным, лишённым каких-либо эмоциональных оттенков, голосом. – Банальная автокатастрофа, которых каждый день случается бесчисленное множество по всему миру, но мы относимся к этому спокойно – ведь это же происходит не с нами, а значит и не на самом деле. Никогда не задумываемся о том, какую боль может принести потеря любимого и близкого человека, и о том, что каждый день сотни людей сжимают в бессильной ярости кулаки, проклинают небеса за то, что кого-то уже не вернуть.
Я смотрел на неё, и ощущение было такое, как будто мне пришлось нырнуть в океан чужого страдания и боли. Между тем она продолжила:
- И чудовищнее всего, наверное, осознание того, что у тебя осталось столько недосказанного по отношению к этому человеку, столько невосполнимо упущенных моментов жизни, которым никогда не стать реальностью, – теперь её голос дрожал, похоже, девушка была на грани нервного срыва. – С этой смертью я поняла одну простую вещь – мы существуем здесь и сейчас, вот, к примеру, сидим в этом автомобиле – двое незнакомцев, а спустя мгновение, час, день или год нас может попросту не стать, - её губы немного скривились в чуть заметной улыбке. – Многие люди живут, погружённые в решение постоянных, таких важных для них дел и проблем даже не задумываясь о том, что, умерев, всё это исчезнет. Они так наивно полагают, что им отмеряно больше, чем можно себе представить, - темноволосая девушка уже не говорила, а шептала. - И часто слова и фразы «некогда», «потом» и «как-нибудь в другой раз» помогают им забыть о чём-то действительно важном в жизни, и эта важность познаётся лишь через необратимую утрату. Поэтому, только этот миг имеет вес и смысл, и этим нужно дорожить…нужно прожить его, словно будущее никогда не наступит, а ускользающее мгновение – лишь последняя капля и финальный всплеск угасающего сознания… - она внезапно уткнулась лицом мне в плечо и разрыдалась, а в моей голове пульсировала фраза: «Мы существуем здесь и сейчас…». Здесь и сейчас!
На предпрыжковый инструктаж я катастрофически опоздал. Слова незнакомки, потерявшей близкого человека, крепко запечатлелись в моём сознании. Раз за разом у меня в голове прокручивался сегодняшний сон, и всё сильнее усиливались сомнения относительно успешности моего грядущего прыжка. Я никогда особо не верил в вещие сны, предсказания и прочую муть, которыми часто пестрят заголовки разного рода бульварных газет и прочих изданий. Но методичное повторение увиденных во сне событий меня начинало выводить из себя и, откровенно говоря, пугать.
Я бы нисколько не удивился, если бы, войдя в небольшую продолговатую комнату, оборудованную под учебный класс, увидел уже знакомую поджарую женщину-инструктора среднего возраста. Но, хотя это и была не она, всё же, я видел ведущего занятие человека уже не впервые. Тот самый рыжебородый парень, который подходил ко мне в раздевалке. Даже его мимику и манеру вести беседу я знал. Странные причуды реальности и ирреальности – обстоятельства и лица могут невообразимо перемешиваться, но неприятное прикосновение дежавю вновь пришлось испытать.
Я сел за пустой стол в конце помещения и стал слушать. Лекция показалась мне в большей степени изнурительной, чем интересной, и когда настала пора идти в раздевалку - вздохнул с облегчением. Время от времени мыслями я возвращался в недавно пережитый сон, силясь вспомнить каждую мелочь или позабытую деталь происходивших событий. Попытки докопаться до причины столь частых повторений реальности приводили лишь к тому, что в голову лезли совсем уж сумасшедшие предположения. К примеру, начиная от объяснения всего этого немного пошаливающей под конец напряжённой рабочей недели нервной системой, так и доходя до чересчур безумных вариантов – внезапное проявление шизофрении или вмешательство потусторонних сил. Насчёт последнего умозаключения я, пожалуй, загнул и молча посмеялся над собой. Мысленно решив успокоиться и взять себя в руки, я выбрал свободный шкафчик и стал переодеваться.
Упаковав вещи в сумку, я на миг остановился, и достал из кармана куртки мобильный. Ужасно хотелось набрать Катин номер и рассказать ей про всё, случившееся со мной за последние сутки. Пальцы сами нажали на «Вызов» и анимационные волны, символизирующие дозвон, поплыли по экрану устройства. Спустя пару секунд я отменил звонок.
- Нет! Не сейчас! – прошептал я и засунул телефон в рукав своего одеяния, поскольку карманов в нём не обнаружилось.
…“И часто слова и фразы «некогда», «потом» и «как-нибудь в другой раз» помогают им забыть о чём-то действительно важном в жизни…” – я чертыхнулся, отбросив воспоминания о недавнем разговоре подальше.
После отработки прыжков на тренировочном стенде, нам сообщили, что самолёт уже ожидает. Рыжебородый парень-инструктор выстроил нас в одну шеренгу, ещё раз обратил внимание на самые важные элементы пройденной нами подготовки и стал проверять парашюты. Подойдя ко мне, он начал было проводить стандартную процедуру проверки, но тут его окликнули.
К нашему инструктору спешил коренастый седой мужчина с добродушным лицом, облачённый в красно-синий комбинезон. Они похлопали друг друга по плечам, и отошли в сторонку на пару слов. Через некоторое время парашютисты попрощались, и инструктор вернулся к проверке:
- Когда-то он также проверял меня, как я сейчас тебя, - сказал рыжебородый парень, кивая в сторону уходящего к самолёту мужчины и, хлопнув меня по рюкзаку, перешёл к проверке следующего новичка. Внезапно беспокойство по поводу не слишком тщательного осмотра моего парашюта взяло верх:
- Одну минутку… - я на миг замялся.
- Да? Что-то не так? – обращённый на меня взгляд инструктора оживил в моей памяти эпизод общения с этим человеком из сна.
- Я хочу вас попросить ещё раз проверить мой парашют, - в толпе кто-то хихикнул, но рыжебородый парень безропотно согласился. Проведя целый комплекс необходимых процедур, он положил руку мне на плечо и произнёс:
- Всё в порядке, не переживай! – хотя в голосе звучала стопроцентная уверенность в сказанных словах, я всё-таки продолжал ощутимо нервничать.
 
Lorenzia  Дата: Воскресенье, 15.11.2009, 22:45 | Сообщение # 6
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9104
Уважение
[ ]
Статус: в реале
Идя к самолёту, мне хотелось как можно быстрее оказаться внутри и взлететь. Я знал, что если сейчас дам волю страху и панике по поводу возможного дежавю при прыжке, то моей мечте уж точно не сбыться. Наверное, здравомыслящий человек должен был бы взвесить всё произошедшее с ним за последние часы и естественно отказаться от безумия, состоящего в проверке на прочность своей судьбы, но меня такой вариант никак не устраивал. Хотя в душе с каждым шагом ныло и укоренялось волнение, я постоянно старался переключиться на мысли о том, как потом смогу, сидя вместе с Катей в нашей любимой кафешке, посмеяться над своими страхами и не сбывшимися сновидениями.
Дверь самолёта захлопнулась. Я принципиально устроился у того самого окошка-иллюминатора, у которого сидел во сне. Сейчас мне хотелось бросить вызов этим паршивым дежавю и доказать самому себе, что всё это – всего лишь мои самые обычные страхи, проявляющие себя в такой причудливой и необычной форме.
Гул моторов и удаляющаяся земля. Похоже, с каждой минутой полёта мне всё больше удавалось придушить неприятные предчувствия. Внушением ли, я смог вызвать у себя настоящую эйфорию и сейчас получал от происходящего истинное удовольствие.
Сработала пищалка. Инструктор привычными жестами подал команду первой группе приготовиться покинуть летательный аппарат. К беспрерывно гудящему звуку моторов добавился свист ветра. Первые парашютисты начали выпрыгивать из самолёта. Я чуть слышно произнёс: «Назад пути нет, и быть не может» и под воздействием этой фразы, словно под наркотиком или гипнозом, подошёл к двери. Левая нога уже стоит на самом краю, вдох и прыжок в пустоту.
Трепещущие края комбинезона и стук сердца, отдающийся громким эхом в ушах. Если бы человечество придумало прибор, измеряющий чувства, то у меня бы он сейчас зашкаливал. Я мысленно считал про себя до пяти – именно спустя такое количество секунд парашют должен автоматически раскрыться. В стороне уменьшенная расстоянием фигурка какого-то парня размахивала руками и, наверное, что-то кричала от восторга – его купол уже раскрылся, но звуков слышно не было.
Долгих пять мгновений свободного падения закончились, и я почувствовал, как меня немного дёрнуло вверх. Но скорость падения, увы, не замедлилась. Я нервно хохотнул и оглянулся, ещё до конца не веря в произошедшее, но, уже осознавая, что случилось. Мимолётного взгляда было достаточно, что бы увидеть нераскрывшийся купол парашюта и замысловато перехлестнувшиеся стропы.
Недавно побеждённые страхи вырвались из глубин души наружу. В мозгу пульсировала одна единственная мысль – это не сон, и на этот раз мне не удастся проснуться в своей постели в холодном поту, на этот раз всё по-настоящему. И тут пришло ощущение неизбежности и обречённости – я вытянул из рукава мобильный телефон и набрал номер Кати. Соединение, гудок и она почти сразу взяла трубку, хотя голос был еле слышен из-за свиста ветра.
- Привет… - наверное, она почувствовала беду, потому что её голос ощутимо дрожал.
- Катя, я хотел тебе сказать нечто важное, я… - в этот самый момент порыв ветра вырвал у меня телефон из рук. -…тебя люблю! – завершил я свою недосказанную фразу.
Земля приближалась. Мне хотелось кричать от бессилия. И тут на смену обречённости пришла злость. Я схватил руками стропы и постарался исправить перехлёст – ничего не вышло. Лихорадочно ощупав костюм, я схватился за кольцо, поджал ноги и выдернул его так, как показывали на тренинге. Сначала мне показалось, что ничего не произошло, но спустя мгновение меня крутануло и дёрнуло вверх. Наверное, пришёл в действие страховочный прибор, который должен был обеспечить принудительное раскрытие запасного парашюта на определённой высоте в случае отказа основного.
Скорость снижения ощутимо замедлилась. Я пребывал в какой-то невообразимой прострации – наверное, таким бывает состояние уличного мотоциклиста-гонщика, только что чудом разминувшегося с неожиданно выехавшей из-за поворота ему навстречу фурой.
Я пришёл в себя только тогда, когда почувствовал ощутимый удар ногами о землю. При первых прыжках это проблема многих – неправильное приземление. Вот только мне было на это абсолютно наплевать. Сейчас меня не волновала возможная травма ног, бегущие инструктора, матерящие на чём свет стоит укладчика моего парашюта. Я точно знал, что скажу Кате при первой же встречи, ведь только теперь я до конца смог осознать и прочувствовать однажды произнесённую срывающимся на плач женским голосом фразу: «Мы существуем только здесь и сейчас…». Здесь и сейчас!

Киев - Октябрь 2008.

 
Форум » Литературное кафе » Клуб любителей чтения » Александр Калюжный "Здесь и сейчас" (один из моих любимых рассказов)
Страница 1 из 11
Поиск:
Статистика Форума
Последние темы Горячие темы Активисты Новички

Работы Lorenzia2

(56)

Поэтический дневник - День за днем

(329)

Работы Lorenzia

(107)

Иди на мой голос... (авторское чтение)

(73)

МультПривет

(32)

Паспортный стол

(75)

Бесконечная песня менестреля

(81)

Киномания

(188)

Есть ли среди нас геймеры?

(20)

Ваши любимые актеры и актрисы

(25)

Поэтические дуэли

(3510)

Обсуждение ролевой "Ангелы и демоны"

(2920)

Ролевая игра "Ангелы и демоны"

(2677)

Игра "Угадай фильм по кадру"

(2171)

Что слушаем сейчас

(1154)

Битвы прозаиков

(831)

Игра "Поэтический тренажёр"

(769)

Игра "Зачин от классика"

(629)

Буриме

(447)

Продолжим песню?

(397)

Lorenzia

(9104)

Maria_Sulimenko

(4105)

Storyteller

(1931)

Gaia

(1694)

Ness

(1514)

иванов

(1088)

yanesik

(1087)

nhuafu

(1060)

Barmaley

(990)

Оля_Овсянникова

(625)

(10.12.2017)

(28.11.2017)

(08.11.2017)

(30.10.2017)

(10.10.2017)

(08.10.2017)

(30.09.2017)

(14.09.2017)

(08.09.2017)

(24.08.2017)



Рейтинг SIMPLETOP.NET Business Key Top Sites Проверка сайта