Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Литературное кафе » Хранилище » Сделка с дьяволом (завершен) (Конкурс мистического рассказа)
Сделка с дьяволом (завершен)
Lorenzia  Дата: Среда, 19.10.2011, 17:52 | Сообщение # 1
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале

Дорогие альтернативщики! Стартует конкурс мистического рассказа "Сделка с Дьяволом". К этой теме обращался Булгаков ("Мастер и Маргарита"), также был снят одноименный фильм (The covenant, триллер режиссера Ренни Харлина).
А как раскроете ее вы?
Объем работы - 2-6 вордовских листа,
Сроки принятия работ - 20.10.2011 - 20.11.2011.
Публикация анонимная, поэтому присылайте произведения по адресу altpoetry@ukr.net
От одного участника принимается до трех работ)
Всем удачи и вдохновения!!!!
Тема для обсуждения
Тема для голосования
Работы:
№1 - rapana "Энн"
№2 - rapana "Кувшинка"
№3 - Ness "Прошлое не отпускает"
№4 - Storyteller "Между тьмой и светом"
№5 - Maria_Sulimenko "Сделка"
№6 - Lorenzia "Колыбельная для мертвых"
№7 - Storyteller "Удиви меня" - 1 место
Прикрепления: 7572795.jpg(65Kb)
 
Lorenzia  Дата: Пятница, 21.10.2011, 19:19 | Сообщение # 2
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале
Работа №1 "Энн" (отрывок из романа) rapana



Глава1
Энн вошла в дом.

Он почти не изменился. Мебель, убранство комнат - все осталось прежним. Она прошла по цветному, еще добротному ковру и остановилась возле тумбочки, на которой стояло несколько фотографий. Светловолосый парень и кудрявая шатенка улыбались со старых снимков, вставленных в золотистые рамочки.

- Вот какой он был, - промелькнула мысль.
- Даже не верится....

Она присела на старомодный диванчик и зачем-то, подпрыгнула на нем пару раз.
- А пружины еще крепкие... Ну и что...?

В комнате царил полумрак, тяжелые бордовые шторы прикрывали небольшие окна, выходящие в густой сад. Послышались быстрые шаги, и молодая девушка в теннисной спортивной форме забежала в комнату. Энн встрепенулась и быстро поднялась с дивана. Между тем, девушка, не обращая никакого внимания на нее, прошла мимо, к столу. Она взяла большой кекс и вышла, даже не взглянув на гостью

- Кто она? - подумала Энн и тоже подошла к столу.

Весь стол был завален всевозможной выпечкой - калачами, булками, кексами. Она протянула руку к булочке и услышала насмешливый голос Шэна.

- А я тебе уже и не ждал, каким ветром?

Он подошел к ней вплотную. Его бледно-голубые глаза горели жадным блеском.

- Хочешь булочку?

Ком отвращения подкатил к горлу, и она рванулась к двери.

- Постой, не уходи, я все объясню! Она мне никто! Тебя не было долго!

Его голос звенел у нее в голове. Не разбирая дороги, Энн пробежала запущенный сад. Узкая тропа привела ее на тихую улицу.

- Где я? - подумала она, с удивлением осматривая незнакомое место.

Невысокие светлые домики в несколько этажей неясно вырисовывались на фоне полутемного с красным отливом, неба. Улица была не многолюдна. Редкие прохожие спешили по своим делам. Издалека доносилась негромкая музыка.

- Как называется это место? - обратилась Энн к проходившему рядом парню.

- Остров Синторин, впервые у нас? Сегодня гуляния, хочешь составить мне компанию?

- Да, - слетело с ее уст.

Ведь я его совсем не знаю, - сообразила она и спросила:

- А что с небом?

- Белоночье.

- А, ясно....

- Куда мы идем?

- Ты боишься, потому, что первый раз здесь.

- К Веро...

Он подвел ее к белой двери:

- Входи, если нужна будет помощь, зови меня.

Белый кабинет был точь-в-точь, похож на кабинет ее отца, врача терапевта.

- Ты пришла поздновато, прием сегодня закончен, произнес сидящий за столом еще молодой блондин.

Она молчала.

Он протянул ей пару модных сапог - красивых и добротных. Их желтая кожа была в узорах из разноцветных камней, а высокие каблуки изящны и удобны.

- Мне принесли...

- Это женские? - спросила Энн.

- Тебе нравится?

Ей показалось, он шутит с ней и что-то не договаривает.

- Еще есть Это.

В его руках появилась большая нежно-черная, бархатистая бабочка. Она закружилась перед лицом Веро, дотрагиваясь своими чудесными крылышками его глаз, рта, лба.

- Боже, как она прекрасна! Я никогда ничего подобного не видела! Не меньше 20 см, такие, наверное, обитают в тропиках?

Веро рассмеялся и взглянул на нее.

Энн почувствовала легкое головокружение, ноги стали ватными и, словно приросли к полу, а его зеленый взгляд проникал в сердце, дотрагиваясь нежно и настойчиво самых потаенных ее уголков.

Она прерывисто задышала, чувствуя его притяжение. Ей захотелось утонуть в этих глазах, в руках, в нем, стать частью его или исчезнуть... Ей было все равно, лишь бы остаться Здесь.

- Подожди немного в коридоре, - раздался его мягкий голос.
- Ко мне пришли еще посетители.

Огромным усилием воли, преодолевая его влечение, Энн подняла себя и усадила в свободное кресло у дверей.

Глава 2

Рядом с Энн в мягких синих креслах сидело несколько моложавых мужчин. Они о чем-то тихо переговаривались. У всех в руках были большие конверты, в которых обычно хранятся рентгеновские снимки. ? А у меня такого нет, ? ? машинально отметила она про себя.

Дверь открылась, и один из присутствующих поднялся и быстро вошел в кабинет. Энн, почему-то вскочила и поспешила за ним. Мужчина уверенно шел вперед, зная, по-видимому, зачем и куда. Энн не отставала. Она заметила беспорядок в комнате. Бетонный растрескавшийся пол покрывал толстый слой пыли, в углах ютились обломки старой мебели. Скорее, это была даже не комната, длинный узкий балкон. Вдали виднелись поля и леса, убегающие к далекому горизонту. Ей захотелось остановиться и полюбоваться чудесным пейзажем, но мужчина с конвертом двигался дальше и она, вздохнув, последовала за ним, подгоняемая любопытством.

Они миновали это помещение и вошли в другое. Странно, а где же перегородки между квартирами?- удивилась Энн. Какими квартирами? Откуда взялась эта мысль?

Идущий впереди, остановился возле седого старика, важно восседающего на видавшем виды табурете, у невысокого кухонного столика.

- Куда мне это положить? - он протянул свой конверт.

- Туда, - ответил седовласый, указывая на огромные стопки таких же конвертов, стоявшие вдоль стены.

Энн подошла к ним. Она водила пальцем по гладкой белой, как ватман, бумаге и читала фамилии, имена, написанные размашистым небрежным почерком. Буквы крупные и четкие. Похоже на черный толстый фломастер? Cлегка потерла букву, надеясь размазать тушь, но тщетно.

Мужчина беседовал со стариком. До нее донеслись обрывки разговора.

- Проблемы с костями у многих, - говорил старик. Стопы, колени, позвоночник?

- А сахар? - поинтересовался мужчина.

- Это другое?, скелет - основа?, - уклончиво бросил старик.

О чем это они? - подумала Энн, облокотившись на ограждение балкона.

По голубому небу медленно плыли белые перья облаков. Изумрудная зелень, распростертая перед ее взором, искрилась в солнечных лучах. Наслаждаясь теплом и чудесной панорамой местности, Энн нечаянно уронила взгляд на пол, у самых ног, на едва заметную горку серых камешков. В них что-то блеснуло. Она нагнулась и вытащила за розовую ручку маленькую целлулоидную куколку с рыжими кудряшками в ярко-оранжевом платьице. Отряхнув игрушку от пыли, Энн случайно дотронулась до черной кнопочки на ее спине, и тоненький голосочек надрывно прокричал:

- Маа ? маааааа!

В этот миг глубокая чаша неба опрокинулась и столкнула ее вниз.
 
Lorenzia  Дата: Пятница, 21.10.2011, 19:21 | Сообщение # 3
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале
Работа №2"Кувшинка" rapana



Кувшинка

Она летела.

Порхала, как бабочка, легкая и невесомая, взмахивая руками, как крыльями, повинуясь потоку ветра, несущему ее по узким петляющим улочкам старого города, над гладкой, выложенной булыжником, блестевшей под солнечными лучами мостовой, между высокими ратушами и домами, над клумбами и уютными, тенистыми скверами.

Иногда, ее рука дотрагивалась до кирпичной стены или узорчатого витража.
Пальцы чувствовали тепло нагретого на солнце, камня, шероховатого и сухого, пробегали по трещинкам старой кладки, гладили черепицу остроконечных и покатых крыш, устойчиво сидящих на плечах старинных зданий.
Разглядывала вывески и любовалась изящными балконами домов, пестреющими яркими красками цветов.

Тело, послушное малейшему ее желанию, совершало немыслимые пируэты, кружилось, взлетая, высоко вверх и опускаясь низко к мостовой.

Вот она нырнула в пушистую пену облаков, кружевных и нежно-призрачных.
По воле ветра они спешат, меняя формы, по бескрайнему небу и тают на дальней нитке горизонта.

Помчалась вперед, наперегонки с облаками, смеясь и радуясь, как дитя.
Как хорошо смотреть на землю с высоты птичьего полета, как здорово разрезать прохладный воздух взмахом рук, вдыхать его полной грудью и лететь по бесконечной небесной шири.
Внезапно заметила выбегающую из города небольшую речку.

Еще миг и она парит, подгоняемая ветром, над водой, наблюдая за стайками юрких рыбешек.
Мелкие брызги летят в лицо и чудесный свежий речной запах кружит голову.
Вода журчит, поет свою веселую песенку и душа наслаждается солнечным днем.
У бережка колышутся большие желтые кувшинки.
Рука ловко срывает одну и сладкий душистый аромат завораживает и увлекает за собой, далеко-далеко, в неизвестность...

Яркий луч света резко ударил в лицо, отозвавшись острой болью во всем теле, в каждой его клеточке.
Глаза чуть приоткрылись и туманный взгляд выхватил белую, больничную койку, стоящую у окна, и вереницу облаков, плывущих в синеве.
Тяжелые веки, вновь опустились и память, старательно удерживая воспоминания, попыталась вернуть ускользающее недавнее, цепляясь за него, собирая из обрывков и мгновений, и заставляя остаться здесь…

Негромкие голоса вывели ее из полудремы.
Группа врачей и медсестер вошла в палату, поочередно подходя к каждому больному.
- Смотрите, какой красивый цветок! – воскликнула одна из медсестер, дотронувшись до ее руки.

C огромным усилием она открыла глаза и увидала на белоснежной простыне свою тонкую руку, крепко сжимавшую желтую чашечку речной кувшинки, усыпанную мокрыми капельками…
 
Lorenzia  Дата: Среда, 26.10.2011, 11:14 | Сообщение # 4
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале
Работа №3 "Прошлое не отпускает" Ness



Аннотация: Наше прошлое всегда с нами, оно никогда не исчезает бесследно. И тем более не отпускает.


Где-то в Европе, XVI век
Жди и я вернусь…

- Клодия, давай убежим. Я договорюсь со стражей. За хорошие деньги они все сделают, - просил меня Марк.
- Уже поздно, - с сожалением произнесла я.
- Но как? Клодия…
- Так, хватит, голубки, здесь ворковать, - прохрипел толстый стражник, отпихивая Марка от моей камеры – Пора на выход, - прогнусавил стражник, открывая двери.
- Я готова, - сказала я.
- Вот и прекрасно, – довольно заметил стражник.
- Клодия, нет! – кричал Марк, хватаясь за подол моего платья.
Я обернулась, и на миг припала к его горячим губам.
- Жди, и я вернусь, – прошептала я.

***
Наши дни
Самый страшный кошмар…

Я посмотрела на часы. «Блин, я снова проспала!» Я никогда не просыпаю. Хотя нет, есть один день в году, а именно - 13 октября. И сегодня именно тот день, когда я превращаюсь из “леди пунктуальность” в “леди соню”. Это происходит с самого детства, точнее с того момента как я себя помню. Накануне этого, так сказать, знаменательного дня в моей жизни, мне снится какая-то чепуха, жуткая, должна заметить. Мой сон такой реальный, я все чувствую, и всегда один и тот же. Я, привязанная к деревянному столбу, вокруг меня костер, пламя огня лижет мои голые ступни. Поначалу мне щекотно, хочется смеяться, но потом наступает боль. И последнее, что я вижу, это глаза в толпе, скандирующей в унисон:
- Ведьма, гори!
В этих словах столько ненависти, но больше страха. Но я знаю, что эти глаза, цвета бушующего океана, любят, и ждут, когда я вернусь. И я знаю что вернусь. Точнее эта девушка, которая горит, знает это. А я каким-то образом связана с ней? Но как? Пока что для меня это остается загадкой.
И вот я просыпаюсь, нет больше ни этих глаз, ни огня, ни девушки, а только моя реальность. Но вот сегодня я проснулась с особым чувством. Именно этот день станет судьбоносным. Мне уже страшно от этого осознания. По телу пробежались мурашки.
От моих страхов меня отвлек звонок мобильного:
- Да, - ответила я.
- Клавка, ну где тебя носит уже десятый час! – орала возбужденная Маринка, моя подруга и коллега по работе.
Я вспомнила, что уже поздно. Я проспала. Может сослаться на то, что у меня голова болит? Нет никакого желания куда-то идти сегодня. Офис без меня не пропадет.
- Мне плохо, - простонала жалобно я.
- Ты что офанарела? Сегодня же прибывает новый шеф? – спросила она возмущенно.
Вот так невезуха! Теперь придется идти на работу. Как я могла забыть, что сегодня приезжает новый шеф? Надо ж было ему именно в этот день припереться, в тот который, я всегда просыпаю.
- Марин, слышь, прикрой меня, пожалуйста, - попросила я.
Но вместо голоса подруги в телефонной трубке раздался незнакомый мужской баритон:
- Надеюсь, Клавдия Константиновна, вы почтите нас сегодня своим присутствием.
От этого тона меня перекосило. Такой колючий, леденящий душу.
- А вы кто? – все, что я смогла выговорить.
В трубке раздался смешок, а потом последовал ответ:
- Самый ваш страшный кошмар! – холодно отозвался незнакомец, и отключился.
Я так и застыла с мобильным в руках, тупо пялясь на дисплей. Ничего себе денек начинается. Похоже, интуиция меня не подвела. Этот день станет судьбоносным, и меня уволят.

***
Чем дальше, тем ненормальней…

Похоже, сегодня явно не мой день. Хотя когда это 13 октября мне везло? Вот именно, никогда. И так с того времени когда я себя помню. Хотя уверенна, что неприятности были и в более раннем детстве, просто родители не рассказывали.
После того как мне позвонила Маринка, вызволяя меня из моего кошмара, я быстро, как это ни странно, собралась, уселась в свой дорогущий черный лексус (подарок родителей в честь окончания университета) и как молния помчалась на работу - знакомиться с новым шефом. Я так радовалась тому, что нет пробок, и я даже почти не опоздала. Но моя радость длилась недолго. Я так же плавно, молнией врезалась в не менее дорогой красный Феррари, который мирно стоял возле нашего офиса.
- Блин, домечталась! – фыркнула я раздраженно. Вряд ли моя скромная зарплата, хоть и начальника по кадрам, сможет покрыть ремонт обеих машин. Придется просить у родителей, боже как неудобно. Я же взрослый, самостоятельный человек. Из раздумий меня вывел оглушительный звук, это орала сигнализация Феррари. Странно, почему так поздно? Снова думаю не о том. Сейчас нужно на работу, ну а потом разберусь с машиной.
Я выбралась из своего лексуса, и тут же до меня донесся голос Маринки:
- Клава, тебе капец! – воскликнула она с сожалением. Я посмотрела на подругу, которая уже успела оказаться рядом со мной, и созерцала огромную вмятину оставленной на Феррари от моей машины.
- И это вместо “привет”, - с иронией ответила я, смотря в серые глаза шатенки.
- Ты хоть представляешь, в чью машину ты врезалась? – спросила она меня.
- Раньше я таких дорогих машин не видела возле нашего офиса, кроме моей. Даже у начальства. Вывод только один - она принадлежит новому шефу. Верно? – спросила я с абсолютным спокойствием. А внутри у меня уже все перевернулось. Мне не хотелось терять работу, я любила ее.
- Ты сама ответила на свой вопрос, – нервно ответила Марина. – Пойдем, он тебя уже ждет.
- Стой, - попросила я Марину, останавливаясь в холле перед зеркалом. Я оглядела себя, что ж неплохо. Мой серый брючный костюмчик сидит идеально. Рыжие волосы идеально уложены, в зеленых глазах абсолютное спокойствие. Я готова.
- Ну и как его, хотя бы, зовут? – спросила я на выходе из лифта.
- Марк Станиславович Мечников, - ответила Марина.
- Марк…- протянула я, пробуя его имя на вкус.
- Да. А что? – непонимающе протянула Марина.
- Да, так ничего, - сказала я. И пошла к своему кабинету, привести мысли в порядок. А сейчас в моей голове был полный кавардак. Я где-то уже слышала это имя, более того я знала с таким именем человека. Хотя среди знакомых у меня точно не было Марков. Боже, я схожу сума! С этими раздумьями я вошла в свой кабинет, и тут же застыла.
В моем кресле нагло развалился незнакомый мне мужчина, да еще и его ноги находились на моем рабочем столе. От такой наглости, у меня руки задрожали, еще немного и я придушу нахала. Но не успела, я и слова сказать, как мужчина поднял лицо, и тут меня словно током шибануло. Вернее, электрический заряд прошелся мощной волной по всему моему телу. Я знала этого мужчину. Но откуда? Я - сумасшедшая.
А этот викинг, бог, иначе я не могу его назвать. Высокий, статный, голубоглазый блондин. Ох, еще немного и у меня слюнки потекут. Он разглядывал меня, изучал, или вернее узнавал. Прошло несколько мгновений, и на его идеально выбритом лице появилась теплая обезоруживающая улыбка. Блондин поднялся, и подошел ко мне. А потом обнял. Я вообще растерялась, но не могла и слова произнести.
- О, это ты, как долго я тебя ждал! – прошептал он. Его баритон ласкал мой слух. Но что-то было в нем знакомое. И это уже не мои бредни, а реальность. И вспомнила. Я слышала этот голос утром. Только тогда он был ледяным, режущим слух. А теперь нежный, и такой сладкий. Этот викинг - мой шеф.
- Отпустите меня, а то придушите, - прохрипела я.
- Ох, прости. Я так обрадовался, я уже и не надеялся что это ты. – Ответил блондин и отпустил меня из своих цепких объятий.
Я вздохнула полной грудью и отошла на шаг от него.
- Вы, Марк Станиславович? – спросила я.
- Да. Разве ты меня не помнишь? – спросил он, все так же солнечно улыбаясь.
- Вы, наверное, обознались, я с вами никогда не встречалась прежде. Я бы запомнила. Меня зовут Клавдия Константиновна Кравцова, я начальник по кадрам. И еще, похоже, вашей машине нужен ремонт, – произнесла я, опустив голову.
- Это неважно. Вообще ничего не имеет значение. Только одно, я нашел тебя. Дождался. И ты пришла, – трепетно произнес Марк.
- Неважно? – повторила я удивленно.
- Да, абсолютно. Важно только то, что ты вернулась, возродилась и мы будем вместе навсегда.
- Вместе? Навсегда? Что за бред?! – воскликнула я возмущенно. Ну, все, я потеряю работу. Ну и ладно. На психа, я работать не хочу.
- Я твой муж. Да, может это дико звучит, но это так. Ты все вспомнишь, твое тело уже вспоминает. Как только ты вошла в кабинет, и увидела мое лицо, по твоему телу прошел электрический разряд, по моему - тоже, – сказал Марк с весьма серьезным видом.
- Ты псих! – ошарашено воскликнула я.
- Возможно. Но я люблю тебя. И думаю это тебе поможет все вспомнить.
С этими словами, Марк приблизился ко мне, обнял. Я стала отбиваться, но ему было пофиг. А потом он меня поцеловал. Страстно, настойчиво, но в тоже время мягко и деликатно. Сначала я пыталась сопротивляться, но пару секунд спустя моих бесполезных попыток вырваться, меня затянуло в сладостный, нежный поцелуй.
И я стала вспоминать…
Прикрепления: 5423830.jpg(169Kb)
 
Lorenzia  Дата: Среда, 26.10.2011, 11:14 | Сообщение # 5
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале
(продолжение работы №3)

***
Где-то в Европе, XV век

Вещий сон…

Господи, как жарко. Я вся горю. Жар обдает мое тело, он пожирает его. Я умираю….
Я открываю глаза, и понимаю что я дома в своей постели, рядом спит мой муж Марк.
- Это всего лишь сон, - тихо говорю я сама себе. И не верю в это. Возможно, я бы поверила, если бы была обычным человеком. Но, я не такая, я - ведьма. С рождения такая и до самой смерти. И именно она, смерть, приходила за мной во сне. Совсем скоро это случиться и на яву. Я знаю это точно, чувствую. Ощущаю каждой клеточкой своего тела. Боже, как не хочется умирать. Нет, я не боюсь смерти. Но я так люблю. Не хочу бросать своего мужа. Я знаю, что я вернусь на эту землю. Не знаю когда, но это случиться. А вот мой милый Марк, я взглянула на него – спящего, такого милого. Вернется ли он? Не знаю. Могу только за себя судить. По моему лицу потекли слезы. Боже, я так ждала этого – счастья. И теперь что? Я скоро погибну. Инквизиция доберется и до меня. Совсем скоро.
Я еще немного посидела на постели и встала.
На дворе была глубокая ночь. Как раз время ведьмовства. Страшного. Дьявольского. Я решилась на это. А что? Меня и так считают исчадием Дьявола. И за это же сожгут на костре. Так пусть, хоть будет за что. Я достала книгу, темную. Доставшуюся мне по наследству. Я никогда ее не использовала. Даже хотела выбросить. Раньше я презирала черную магию. Хотя знаю, она сильнее. Что ж проверим на практике…

Утро. За мной пришли. Что ж, я это знала. Мои сны всегда были точными, вещими.

- Клодия, давай убежим. Я договорюсь со стражей. За хорошие деньги они все сделают, - просил меня Марк.
- Уже поздно, - с сожалением произнесла я.
- Но как? Клодия…
- Так, хватит голубки, здесь ворковать, - прохрипел толстый стражник, отпихивая Марка от решетки моей камеры. – Пора на выход, - прогнусавил стражник, открывая двери.
- Я готова, - сказала я.
- Вот и прекрасно. – Довольно заметил стражник.
- Клодия, нет! – кричал Марк, хватаясь за подол моего платья.
Я обернулась, и на миг припала к его горячим губам.
- Жди, и я вернусь, – прошептала я, впихивая небольшую записку мужу в рубаху. И больше не смотря на него, ушла - на смерть. Зная, что вернусь. А эта моя смерть лишь плата за счастье.

***
Милый, мой любимый Марк!
Здравствуй, если ты это читаешь, значит меня уже нет. Прости меня за это, за то, что пришлось тебя бросить. Но я вернусь. Обещаю. Ты только дождись. Это не глупая шутка. Ты же знаешь, кто я, вернее кем была. Но это уже неважно. Я ведьма.
Я расскажу тебе все. В это сложно поверить, я знаю. Так вот, в ту ночь мне приснился сон, вещий. Я видела свою казнь. Утром меня забрали. Но это ты знаешь, и что дальше тоже. Я хочу рассказать тебе о том кем ты стал, и что я для этого сделала.
В ту последнюю ночь я сделала страшное. Я вызвала самого Сатану. И он явился. Он мог спасти меня в обмен на мою службу, а мог тебя сделать бессмертным. По правде говоря, он может и то и то. Но согласился только на один вариант. Я выбрала второй. Да Марк, ты теперь бессмертен, мой последний поцелуй сделал тебя таковым. Зачем? Для того что бы ты меня дождался со службы Дьявола. Да, я умерла, и попала в ад. Это моя плата за счастье быть с тобой. Я тебя так люблю,…
Мы будем вместе, как только я расплачусь. Прости, но по-другому я поступить не могла.
Твоя Клодия.

Марк скомкал письмо во вспотевших ладонях. Его сердце лихорадочно билось. Боже, его Клодия. Его любовь служит теперь у Сатаны. Ради того что бы быть с ним. По его лицу потекли слезы, впервые в жизни.

***
Наши дни
Первый поцелуй - это вечность…
Второй – это смерть навсегда…

Я все вспомнила. Мое сердце переполняла радость. Мы вместе навсегда. Теперь я знаю, чего мне не хватало всю мою жизнь. Точнее сказать вторую мою жизнь. Я ощущала, что мне чего-то не хватает, что я только половинка чего-то целого. И вот, наконец-то я стала цельной. Теперь я его не отпущу никогда и ни за что. И Марк отвечал мне тем же, он целовал меня неистово и страстно. Боже, я просто хотела раствориться в нем.
Но тут пошло что-то не так. Губы Марка становились все холоднее, а потом он упал.
Я не смогла подавить испуганный вополь, смотря в застывшее глаза Марка. Он был мёртв.

***
- Он должен был жить вечность. Но умер от острой сердечной недостаточности. Как такое, может быть? – спрашивала я, рыдая на плече Маринки.
- Тише, тише, - успокаивала меня подруга. – Знаю, для тебя это был шок. Он умер на твоих глазах. Но ты-то знала его всего ничего. Не стоит так убиваться.
- Марина, ты не понимаешь, ради него я побывала в аду. Слышишь в аду!!! Только для того, чтобы быть рядом. И вот как только я его нашла он – умер!!! – возмущенно, сквозь рыдания, воскликнула я, отталкивая подругу.
- Я буду в другой комнате. Сегодня тебя не оставлю одну. – Сказала подруга, и вышла из моей комнаты. Оставив одну из своими мыслями.

***
Где-то в Европе, XV век.
Ничего не получается. Я со злостью шваркнула книгой об стенку. И прислушалась. Нет, тишина. Я не разбудила Марка. Что ж пора и мне уже ложиться спать. Я потушила свечи. А может бежать? Нет, бессмысленно, меня найдут, не поможет. Что ж надеюсь, я попаду в рай.
- Возможно. А может ко мне, – прозвучал в тишине мужской притягательный голос.
Я вздрогнула, но не смела, поднять глаза. Кажется, все получилось.
- Куда? – спросила я тихо.
- В ад. Ты по - любому туда попадешь. Сомневаюсь, что Бог примет тебя после того как ты взяла в руки черную книгу. Но я готов тебе помочь. Конечно же, не за бесплатно. Только ты определись, что ты хочешь? Спастись самой, или когда-то быть с Марком?
- А нельзя все сразу? – спросила я предательски дрожащим голосом. Все еще не оборачиваясь. Теперь я знала кто это, наверняка.
Раздался тихий смех.
- А ты наглая. Люблю таких. Нет, только что-то одно. – Жестко ответил Дьявол.
Ни секунды, не думая я ответила:
- Хочу быть с ним.
- Кто бы сомневался, – с иронией ответил мой собеседник.
- Тебе нужна моя душа? – спросила я уже уверенней.
- Нет. Твоя душа черна. Она стала такой после того, как ты позвала меня. Но вот мне нужен палач для грешных душ. Справишься?
- Да, - уверенно произнесла я и обернулась. На меня смотрели огненные глаза. Больше я ничего не разглядела, так как было темно.
- Тогда, поцелуемся, - сказал он.
И прежде чем я, успела что-то произнести, моих губ коснулись его – огненно горячие, и в тоже время ледяные. Я ощутила, как по моему телу разливается тепло и холод одновременно. Это была сила. Я чувствовала ее до самых кончиков пальцев.

- Клодия, где ты? – услышала я, сонный голос Марка.
Я встрепенулась и оттолкнула от себя мужчину.
- Уходи, - попросила я.
Мне показалось, что он улыбнулся.
- Помни Клодия, первый поцелуй это вечность. А второй…
Я не дослушала, и устремилась к Марку.
- Смерть навсегда! – донесся до меня словно эхо голос Дьявола.

***
Наши дни
Не знаю, сколько я так просидела на своей кровати, в углу замотавшись в одеяло. Но мне кажеться вечность. Я уже все глаза выплакала. Воспоминания накатывали на меня. То я видела улыбку Марка, то кровавое тело грешника под моей плеткой. Жуть. Что же я сделала не так? Почему он умер? Почему Марк бросил меня? Что я пропустила? И вдруг в моей памяти сплыли последние слова Дьявола: Первый поцелуй - это вечность.
Второй – это смерть навсегда.
О первом я поняла все, а вот насчет второго …не до того было.
- Ты обманул меня! – проорала я, но это был лишь хрип.
- Я предупредил тебя. Не моя вина, что ты не послушала, – раздалось у меня в голове.
- Но я ведь целовалась с другими до того как вспомнила кто я, – сказала я вслух.
- Но поцелуй вечности, подарила именно ему, - услышала я ответ в своей голове.
- Верни его! – потребовала я.
Я услышала смех.
- Не могу. У него светлая душа. И теперь он в раю.
- А мне что делать? – спросила я отчаянно.
- Живи и радуйся. Я дарую тебе вечность на земле, за хорошую службу, – ответил мне Дьявол в моих мыслях.
- Зачем она мне нужна?
Но ответа я не услышала. В моей голове была только я.
Господи, ну зачем я вспомнила? Зачем? Теперь в моем сердце кровоточащая рана, которая никогда не затянется. Никогда. Хотя, если бы я выбрала тогда другой вариант? Нет, исключено, все равно бы нужно было бы послужить Дьяволу, а за это время Марк бы умер. Просто замкнутый круг. Возможно, если бы Марк продал свою душу? Нет, я бы не смогла так поступить. Значит, выхода не было. Теперь, я одна. Навсегда. Как больно, нет сил. Я сжалась в комочек у стенки и закрыла глаза. Мне снился Марк, только там, во сне, мы могли быть вместе. Было бы замечательно, если бы этот сон длился вечность.
КОНЕЦ
 
Lorenzia  Дата: Четверг, 27.10.2011, 15:23 | Сообщение # 6
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале
Работа №4 "Между тьмой и светом" Storyteller



Она стояла и смотрела в окно. Там, внизу, жил своей жизнью ночной город – горели вывески, мчались автомобили, манили витрины, спешили люди. Люди, всегда бывшие для неё чужими. Люди, не принимающие и презирающие её. За что? Почему? Эти вопросы она задавала себе всю жизнь, но сейчас они потускнели, стали серой массой по сравнению с одним, главным: «Придет ли он сегодня?»
Не скрипнули половицы, не хлопнула дверь, но она ощутила его присутствие рядом прежде, чем знакомый голос произнес:
- Лилия.
Девушка повернула голову. Он стоял у неё за спиной – её вечерний гость, никогда не появлявшийся раньше полуночи. Внешне он мало чем отличался от людей, спешащих там, внизу, разве что странной бледностью и взглядом, который мог обжигать, а мог быть холодным, как лед.
- Рэн, - улыбнулась она и подошла к нему. В комнате не горел свет, но за окном сияла полная луна, и в другом освещении не было необходимости.
- Вижу, ты ждала меня, - усмехнулся гость.
Раньше его жестокая, ироничная усмешка оскорбляла Лилию, но потом она поняла, что улыбаться иначе он не умеет.
- Ждала, - признала девушка. К чему отпираться, если он и так всё знает? Правда, они договорились, что Рэн не будет читать её мысли, но кто подтвердит, держит ли он свое слово?
- Что ж, рад это слышать, - сказал ночной посетитель. - Только, увы, сегодня мы видимся в последний раз.
- Нет! – воскликнула девушка, прижимаясь к нему. – Но почему?
- Потому, что так дальше не может продолжаться, - ответил Рэн. – Либо ты соглашаешься на мое предложение, либо я ухожу навсегда.
Ох, уж этот Рэн… Лилия встретила его два месяца назад. Она брела по улицам этого холодного, безразличного города. Одна. Ничья дочь, сестра, жена. Семья отказалась от неё давным-давно, когда близкие поняли, что Лилия видит существ потустороннего мира. Они боялись, что это навлечет на них несчастье. Что ж, Лилия давно их простила.
Тем вечером в какой-то момент она ощутила чужое присутствие и, повинуясь внезапному порыву, свернула не на ту улицу. Там, в темном проулке, она впервые увидела Рэна – одного из тех, кого так боялась её семья. Порождение тьмы. Демона. Он был ранен – Лилия никогда не спрашивала, кто мог нанести повреждения демону, а он сам редко откровенничал. Кто другой испугался бы, но не она. Лилия отвела его к себе домой и позволила оставаться там, пока не затянулись раны – недолго, всего пару дней. Тогда впервые и прозвучало его предложение – перейти на сторону тьмы. Стать одной из воинства сил зла. Естественно, Лилия отказалась. Пусть люди и не принимали её, она никогда не желала им зла. Но Рэн не отступил и приходил почти каждую ночь, убеждал, уговаривал. Только ответ её остался неизменным.
- Почему ты молчишь? – прервал Рэн её размышления. – Ты вообще слышала, что я сказал?
- Слышала. Значит, уходишь?
Лилия готова была заплакать, но слезы почему-то не лились.
- Хороший вопрос, - вспыхнули глаза Рэна демоническим огнем. – Получается, и это не изменит твоего решения?
- Рэн, не злись. Я уже сотню раз говорила тебе, что никогда не соглашусь. Почему ты не понимаешь? Я – человек. И желаю оставаться человеком. Я не хочу причинять кому-либо вред.
- Если ты согласишься, то забудешь, что была человеком.
- Но я не хочу забывать!
- Так, значит? – Рэн прошелся по комнате и снова остановился перед ней. – Знаешь, что? Если ты не согласишься, я сравняю этот дом с землей, и тебя вместе с ним. Отправляйся на небо, святая ты наша.
- Не сравняешь, - уверенно сказала Лилия.
- Нет? Почему это? Я – зло, ты забыла?
- Может быть, но ты этого не сделаешь.
- Лили, неужели тебе всё равно? – сменил тактику Рэн. – Или ты совсем меня не любишь? Что тебе дороже – твоя человеческая душа или я?
- Рэн, не надо…
- Ты понимаешь, что я больше не вернусь? Никогда? Да, я не буду крушить твой город – у меня нет таких полномочий. Ты доживешь до старости, одна в этой ободранной квартирке. Ни мужа, ни детей, ни друзей. Никого! Потому что ты тут чужая. Глупая, никому не нужная девчонка. Только мне ты нужна. Но тебе, я вижу, на меня плевать. Так что можно уходить без сожалений.
Лилия всхлипнула и отвернулась.
- Плачешь? Плачь! – воскликнул Рэн. – Вы, люди, только то и умеете, что плакать. Льете слезы по поводу и без, словно это что-то изменит. Вы слабые, никчемные создания. Вообще не понимаю, зачем я уже месяц морочу себе голову ради какого-то человека.
- Рэн, хватит! – распрямила плечи Лилия. – Мы не глупые и не никчемные. Да, мы слабее вас, демонов, но тогда зачем вы приходите на землю? Зачем вам наши души? Нравится втоптать нас в грязь? Или вам самим чего-то не хватает, чего-то человеческого? Если бы ты любил меня, Рэн, ты бы остался со мной.
- А если бы ты меня любила, то согласилась бы покинуть свет.
 
Lorenzia  Дата: Четверг, 27.10.2011, 15:23 | Сообщение # 7
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале
(продолжение работы №4)

- Нет, Рэн. Я не могу. Если бы ты попросил умереть за тебя, я бы сделала это. Но предать всё, во что верю, я не могу. Да, ты прав. Я глупая, никому не нужная девчонка. Но и ты никому не нужен, кроме меня. Кто бы сожалел, если бы тебя убили тогда, когда мы встретились? Никто. Кто бы пролил хоть одну слезинку? Никто. А сказал хоть одно доброе слово? Никто, никто, никто.
- Я в этом не нуждаюсь!
- Рэн…
- Я не человек! Я не нуждаюсь в ваших эмоциях!
- Значит, не можешь и любить. Значит, просто лжешь. Демоны всегда лгут.
- Не правда!
Лилия замолчала. Ей больше нечего было сказать. В душе словно образовалась пустота, которую ничем нельзя было заполнить. Ничем и никогда.
- Я ухожу, - сказал демон.
- Иди, - кивнула Лилия.
- Прощай, - злобно воскликнул Рэн и исчез. В комнате остался запах гари. Лилия медленно сползла на пол и закрыла лицо руками. Ну, вот и всё. Теперь она снова одна…

Проходила ночь за ночью. День сменял день. Каждый вечер Лилия просиживала у окна. Она ждала, но Рэн так и не появился. Видимо, он действительно хотел обмануть её, затащить во тьму, а теперь нашел себе другую жертву. Что ж, пусть. Лилия даже не плакала. В одном он был прав – слезами горю не поможешь. Пусть всё было неправдой, игрой… но почему тогда она так часто вспоминала каждый вечер, проведенный вместе с Рэном? Он всегда был ироничным, резким, никогда – добрым, и обижал её часто. Тогда зачем он был ей нужен? Она скучала за его голосом, за жестокими шутками, за их спорами. За его глазами… За каждой минуткой рядом с ним. И пусть свет и тень не могут объединиться, но раньше ей казалось, что они смогут найти хоть какой-то выход. А оказалось, что выхода нет.
Спиной Лилия ощутила чужой взгляд и обернулась. Нет, это был не Рэн. Но в том, что перед ней демон, девушка не сомневалась ни секунды. Дальше всё происходило так быстро, что Лили не сразу осознала происходящее. Демон выхватил нечто, напоминающее старинное копье, и метнул в неё. Девушка зажмурилась, но ничего не произошло. Она открыла глаза.
- Рэн! – закричала она в ужасе.
Демоны сцепились. Вокруг летели искры огня, помещение заполнил дым. Лилия бросилась в соседнюю комнату. Рэн явно проигрывал, но не собирался отступать. Девушка дождалась, пока противники окажутся на расстоянии друг от друга, и бросила в её несостоявшегося убийцу свой нательный крестик. Демон взвыл, упал на пол и исчез.
- Он… умер? – в ужасе спросила Лилия.
- Нет, убрался восвояси, - тихо ответил Рэн. Он с трудом дышал, но, похоже, был вне опасности. Лилия кинулась к нему и прижала к себе.
- Рэн, - шептала она. – Милый мой, хороший. Я так скучала! Я так испугалась! Кто это был?
- Его прислали, чтобы убить тебя, - ответил Рэн, - потому что ты не согласилась перейти на сторону зла.
- Тогда что ты здесь делаешь?
- А что, не видно? – огрызнулся демон. – Пытаюсь тебя спасти. Всё, мне пора.
- Нет, Рэн, не уходи! – вцепилась Лилия в его рукав, но он просто растаял в воздухе.

Еще несколько бессонных ночей. Лилия ждала. Ждала и верила, но ничего не происходило. В голове было только одно: Рэн, Рэн, Рэн. Он боялась. Боялась, что его убили, что причинили ему вред, что больше они никогда не увидятся. Но всё равно каждую ночь верила, что он придет, и ждала его до самого рассвета. Молиться Лилия не решалась. Это глупо – молиться за демона. Но как тогда ему помочь?
В одну из этих ночей она просто не усидела дома. Лилия бежала по темным улицам, и прохожие расступались, давая дорогу этой девушке с лицом безумной. Она и сама не знала, куда спешит, но лучше так, чем снова встречать у окна лучи солнца. Солнца, которое раз за разом лишало её надежды.
Домой Лилия вернулась только под утро. Теперь она уже не бежала – шла, еле передвигая ногами. Голова кружилась, перед глазами мелькали точки, и каждый удар сердца отзывался одним словом – Рэн.
Девушка открыла двери, сняла пальто, повесила его на вешалку. Тихо и пусто. Весь мир без Рэна стал пустым. Она толкнула двери спальни – и замерла на пороге. У окна, на её обычном месте, сидел тот, кого она так ждала – её любимый демон.
- Рэн! – бросилась она к нему.
- Привет, - ответил тот, поднимаясь и прижимая её к себе.
Лилия так много хотела ему сказать, но получались только бессвязные фразы.
- Я так боялась… и скучала… Рэн, любимый, - шептала она. – Если бы ты только знал. Мне ничего не нужно без тебя, слышишь? Ничего. Ты ведь больше не уйдешь? Не исчезнешь?
- Нет, - ответил Рэн. Его голос звучал глухо, он был страшно бледен.
- У тебя всё в порядке? – встревожено спросила Лили, пытаясь заглянуть ему в глаза, но демон отвел взгляд.
- Меня изгнали, - ответил он. – Отправили на Землю.
- Отправили? Насовсем? – не верила Лилия собственным ушам.
- Да.
- Так это ведь прекрасно! – рассмеялась девушка. – Теперь ты сможешь остаться со мной.
- Остаться? Зачем я тебе, Лили? Бесполезный, никчемный бывший демон. Я не хотел тебе говорить, и приходить сюда не собирался, но мне больше некуда идти.
- Не хотел приходить? – отпрянула девушка. – Но почему?
- Потому, что ты была права – я, как и ты, никому не нужен, - печально ответил он. – Зачем я тебе? Еще одна помеха в жизни.
- Ты с ума сошел? – воскликнула Лилия. – Я же люблю тебя! Люблю, слышишь? И больше никуда не отпущу.
Лилия обняла его и замерла. Рэн молчал. Внезапно девушка ощутила, как теплая каплю упала ей на щеку.
- Ты что, плачешь? – подняла она голову. – Не плач, глупый. Ты же сам говорил, что это удел людей.
- Я теперь тоже человек, так что мне можно, - ответил Рэн, вытирая глаза. – Я люблю тебя, Лили.
- И я тебя, - прошептала девушка. – Не беспокойся, всё будет в порядке. Поверь, Земля – не самое худшее место для жизни.
Рэн улыбнулся. Это была не привычная для него жестокая усмешка, а грустная, сдержанная улыбка, и Лилия подумала, что еще не всё потеряно для этого демона, который внезапно стал человеком. Они долго сидели рядом у окна и смотрели, как разгорается рассвет.
- А знаешь, я ни о чем не жалею, - внезапно сказал Рэн. – Ни о том, что встретил тебя. Ни о том, что меня изгнали, и теперь я вынужден жить в человеческом теле.
- Я тоже, - ответила Лилия. – Главное, что ты со мной.
 
Lorenzia  Дата: Четверг, 03.11.2011, 15:11 | Сообщение # 8
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале
Работа №5 "Сделка" Maria_Sulimenko



Знаешь, Эли, я ведь так и не научился принимать все таким, как есть.
И что с того? Теперь мы вдвоем на этом месте встретились, такие родные и такие далекие друг другу. Помню-помню этот взгляд, полный укора и надежды… разве многого я просил? По сути, я и хотел только одного - быть рядом с тобой… да что уж и говорить, столько произошло всего. Ты не сможешь меня понять… и простить не сможешь… за последние несколько дней случилось больше, чем за всю мою жизнь, нашу жизнь, Эли. Почему все это произошло с нами? Как же мы оказались здесь?.. Зачем я все это тебе рассказываю? Ты не находишь, что это похоже на исповедь? Даже забавно. Мне пришлось бы священнику отдать несколько альбомов Black Sabbath, чтобы он дослушал эту исповедь до конца… но исповедь, не сколько для грешных, столько для тех, кто раскаивается. А я, родная, не считаю, что грешен и совершенно не раскаиваюсь. Да что там, если бы сейчас пришлось что-то решать, если бы было время хорошо все обдумать, я поступил бы так же, как тогда. У меня не было выбора? Ты говорила, Эли, что выбор есть всегда, важно, сделать правильный. Правильно ли поступал, не знаю, но я назвал бы это справедливостью. Все так запутанно, правда? Черт, сигареты промокли… ты представляешь, я даже не замечал, что дождь… интересно, давно ли?..
Знаешь, Эли, все мне представлялось иным. И я не хочу принимать все таким, как есть. Этот чертов мир с его волчьими законами…
Как?! Как я могу с этим смириться? Как эти люди могут спокойно спать? Эли, как ты можешь на это смотреть и молчать?.. Прости, прости, родная, я не злюсь, нет. Просто я совершенно один. Просто я однажды заметил, что больше не вспоминаю прошлого, что не думаю о будущем, да и настоящее совершенно не интересует меня. Эли, я понял, что устал надеяться, потерял веру, а вокруг таких, как я, появляется пустыня… все замкнулось. Я угодил в ловушку. Мне уже не вырваться.
Что меня привело сюда, Эли? Страх. Странно так, правда? Ты даже улыбнулась, или мне показалось только. Ты ведь не веришь, что я чего-то боюсь. Знаешь, родная, как я тогда испугался? Я не мог понять, что говорил этот безумный доктор. Только цифры, я запомнил только цифры. Все казалось нереальным, словно в дурном сне, особенно эти цифры. Где достать такую сумму, я не знал, но я нашел бы деньги, даже если бы пришлось поставить на кон свою жизнь. Но чего стоит моя собачья жизнь? Кто я без тебя?
Эли, я брел, куда глаза глядят, ничего не понимал, но вдруг появилась она. Тогда ее появление на безлюдной улице не вызвало удивления, не вызвали удивления ни ее огромная черная шляпа с пером, ни лохматый пес с умными глазами, ни веер с замысловатым узором. Она назвала имя, но я его не запомнил. Зато услышал слова, поразившие меня, дама говорила очень тихо, пришлось переспросить, правда ли это, не показалось ли мне. Она повторила слова доктора, и я пристальнее стал изучать ее лицо. Знаешь, Эли, мне показалось на мгновение, что у нее нет лица… и теперь не уверен, что запомнил ее. Но я безгранично признателен этой незнакомке, она просто предложила помочь, добавив только, что у меня немного времени для того, чтобы принять решение. Эли, я даже рассмеялся, зачем мне это время, если речь о твоей жизни?! Не из опасений, скорее из вежливости, я ответил, что не смогу быстро вернуть долг. Но дама грустно посмотрела мимо меня и сказала, что денег ей не надо, но долг я верну, раньше, чем думаю. Эли, она говорила странные вещи, но я не слушал уже, радовался только, что нашел деньги, эти чертовы бумажки, от которых зависела твоя жизнь. Мог ли я предположить, что произойдет потом…
Я уже смутно понимал, что реально, что нет, потерял счет времени, мне казалось, что утром эти деньги растворятся в эфире, как облако сигаретного дыма. Я лежал на диване в мокром пальто и разглядывал потолок. В пепельнице тлела сигарета. Я допил джин и закрыл глаза. Только теперь почувствовал, как устал. Столько пережито за эти дни… Эли, мне приснился странный сон. Я строил замок из песка, опасаясь, чтобы вода не повредила его основания. Море волновалось все больше. Вдруг подошла ты и стала танцевать, сбивая стены и башенки. Я просил тебя не разрушать крепость, пытался остановить. Но ты только смеялась. А потом набежала волна, и исчезло все: и замок из песка, и ты, и даже море испарилось. Я остался совершенно один, видел большую дорогу, но никак не мог решить, куда идти… Странный сон, не правда ли?..
Утром я очень торопился, даже кофе не допил. Сразу убедился, что деньги никуда не пропали, бросил пакет в твой розовый рюкзак и отправился в Институт. Эли, видела бы ты глаза этого доктора! Конечно, он не мог поверить, что я достал деньги. На ходу придумал неплохую легенду (не мог же я сказать, что встретил незнакомку в шляпе с перьями и псом, слава богу, не сумасшедший), я ожидал вопросов, но подобная реакция меня немного смутила. Я нервно одернул рукава и проследил за взглядом доктора. Наконец, я понял причину его замешательства - откуда, откуда на пакете кровь? Мне на мгновение показалось, что почва ушла из под ног, пожалуй, если бы я мог провалиться сквозь землю, то почувствовал бы себя спасенным. Неожиданно я увидел искаженное ужасом лицо незнакомки… обои, старинная мебель, шляпа с перьями на крючке... Эли… Милая Эли, иногда так сложно понять, правильно ли поступаешь… Эли, я ошибся, да? Я тебя подвел… Ты не сможешь меня понять и никогда не простишь… но разве у меня был выбор? Разве справедливо то, что они торговались за твою жизнь? Твою жизнь!
Родная, уже не было малейшей возможности что-либо изменить, такой возможности не было изначально. Я схватил пакет с деньгами, швырнул его доктору, который по-прежнему молчал. Этих денег ведь должно хватить? Наконец, ему удалось справиться с волнением, он что-то бормотал про то, что не может такие суммы принимать наличными, что это затруднительно оформить, что-то лопотал про банк и полицию…
Какая, к черту, полиция? Что он себе надумал? Я не удержался и с размаху ударил его, он отлетел к стене и закрыл руками лицо. После этого он стал слушать внимательно и, наконец, понял, что тебя нужно спасать, спасать любой ценой, что ни у меня, ни у него, ни у кого из тех, от кого зависит твоя жизнь, нет выбора. При мне он окликнул медсестру, попросил приготовить все к операции, потом попросил принести мне чаю. А потом я ждал, долго ждал, никого рядом не было, в какой-то момент мне показалось, что время остановилось…
Знаешь, Эли, тогда время, действительно, остановилось. Почти ничего не помню.
Этот страшный человек сказал, что тебя больше нет. Я тогда рассмеялся ему в лицо - лжец! Разве это возможно? Бред! Тогда в Институте не осталось почти никого, а я остался, решил ждать. А потом появились какие-то люди, меня повязали и погрузили в машину. Неясно помню, что было потом. Коридоры, окна, решетки. Потом куда-то перевезли. Те же коридоры, окна, решетки. Мне казалось, что время остановилось, что весь мир замер неподвижно в ожидании нашей встречи.
А потом появилась она в черной шляпке с вуалью и веером. Ничего не сказав, протянула мне конверт с какими-то справками. Она исчезла так же неожиданно, как и появилась, и я еще долго не мог понять, было ли это в действительности, или только сон.
Меня в последний раз провели по длинному коридору, провели через двор, открыли калитку, едва я переступил порог, калитка закрылась. Я поежился то ли от яркого света, то ли от холодного воздуха, и поднял воротник. Куда идти? Эли, если бы ты была со мной тогда… Эли… конечно, я направился к Институту, но оказалось, что его больше нет, после пожара здание не удалось восстановить, впрочем, никто особо не был в этом заинтересован… да и черт с ним, но куда идти?.. Эли, знала бы ты, как долго я тебя искал.
Теперь мы вдвоем на этом месте встретились, такие родные и такие далекие друг другу.
Очень больно, родная, и холодно… без тебя.
 
Lorenzia  Дата: Суббота, 05.11.2011, 00:57 | Сообщение # 9
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале
Работа №6 "Колыбельная для мертвых" Lorenzia



- Мэг, очнись! Тебя спрашивают! – громкий шепот Джека выдернул меня из состояния, в котором я пребывала все утро.
Наверное, профессор повторил вопрос несколько раз, потому что на меня глазела вся аудитория. Но мне было все равно.
- Мисс Кловер, - профессор мифологии, мисс Крейн (прим. "цапля"), соответствовала своему имени – худая, с очень длинной шеей и круглыми очками на крючковатом носу. Сейчас она склонилась надо мной, расставив в стороны острые локти, – я полагаю, вы осведомлены о каббалистической традиции лучше меня?
- Простите, мэм.
Сейчас мне было не до лекции. Вчера разрушилась вся моя жизнь. У меня был парень, о котором можно было только мечтать – лучший игрок университетской футбольной команды, красивый блондин, а в придачу еще и наследник немалого состояния. И Шон не был тупым качком, как некоторые – он мог очаровать кого угодно своим остроумием, да что там, ему стоило только кивнуть, и все вешались ему на шею. Я была такой дурой, что поддалась его обаянию. Когда я узнала, что у нас будет ребенок, то надеялась на реакцию, отличную от равнодушного «Возьми деньги на аборт». Конечно, я отказалась. Сперва я даже не поверила, что все происходит со мной, на самом деле. А Шон умыл руки, сказав, что «всей этой драмой сыт по горло».
Что делать, я не знала. Как всегда, мне позвонил Джек, и впервые я позволила ему подвезти меня до колледжа. Джек Картега – стипендиат и помощник библиотекаря, иными словами, типичный ботан, каких используют в качестве груши для битья. Он отчаянно стыдился своего итальянского происхождения, что не придавало ему уверенности. С первого дня появления в колледже он ходил за мной хвостом и порядком раздражал, потом я начала использовать его как ходячую энциклопедию, а сейчас поняла, что он единственный человек, кому я могу рассказать о своих проблемах.
Когда пара, наконец, закончилась, стало понятно, что о нашем разрыве с Шоном знают все. Девушки из группы поддержки во главе со своей альфой – Сэнди Стайлз - злорадно посмеивались, глядя в мою сторону. Сэнди тоже была звеном в бесконечной череде жертв Шона.
- Он тебя не стоит, - говорил Джек по дороге в столовую. – Хочешь, уйдем, посидим в кафе…
- И ты готов пропустить свою любимую тригонометрию?
У меня в это время был класс европейской литературы, на который я бы с легкостью не пошла.
- Есть вещи поважнее, например, твое душевное состояние.
И мы направились к его старому фордику, стоящему на краю парковки.
- Так что ты решила? – спросил Джек, когда я ковыряла салат «Цезарь» в дешевой забегаловке.
- В смысле?
- Будешь оставлять ребенка?
Вчера я звонила родителям в Техас, и они в один голос заявили, что «еще один дармоед им не нужен». Под первым они, вероятно, подразумевали меня. Зарплаты официантки с трудом хватало на оплату обучения и съем квартиры, на ребенка у меня не было ни денег, ни времени…Конечно, я могла родить и отдать в социальные службы, где его пристроят в какую-нибудь счастливую и бездетную семью, но пришлось бы бросить работу, учебу…Это бы перечеркнуло все мое будущее…Выбор был сделан.

Я слышала неземную, воздушную, а от этого жутковатую музыку, рассыпающуюся хрусталем под крошечными молоточками ксилофона. Теперь какие-то голоса…все громче…
- Она не сказала, что у нее аллергия на деприван.
- Кажется, она приходит в чувство!
Я с трудом открыла глаза – множество эластичных трубочек, из-за которых не пошевелить рукой, мониторы, препараты, суетящиеся врачи. А потом пришло чувство опустошения и осознания того, что сделанного уже не вернуть, как невозможно расторгнуть сделку с собственной совестью. Они сказали, что я могла не очнуться после этого наркоза…что мне повезло отделаться бесплодием. А значит, надо жить дальше. Я сильная, я смогу.

Через два дня я вернулась домой. Жизнь шла своим чередом – устраивались вечеринки, межуниверситетские соревнования, поджимали сроки сдачи дипломной… Но все проходило словно сквозь меня – я выполняла свою социальную роль скорее по инерции. И я бы не справилась без Джека – он помогал всем, чем мог.
А через неделю после случившегося Шон прислал цветы с извинениями.
- У него не хватило смелости встретиться лично, - презрительно прокомментировал Джек, отрываясь от приготовления бульона – два дня я ничего не ела, и друг решил взять мое питание под свой контроль.
Конечно, я не собиралась вновь сходиться с Шоном – кто предал однажды, уже переступил черту. Сейчас я могла признаться самой себе, что всегда знала, кто он. Но наивно думала, что смогу его перевоспитать.
Я апатично щелкала по развлекательным каналам, и не смогла переключить рекламу, в которой счастливая семья - мать, отец и два розовощеких отпрыска - пьет сок за завтраком.
- Мэг, твой бульон.
- Спасибо.

Сегодня я заснула удивительно легко - между сном и реальностью лилась неземная мелодия колыбельной и раздавался детский смех…

Когда мы приехали в колледж, территория была оцеплена полицией. Машины разворачивались, не доезжая до парковки.
- Что случилось? – спросила я у офицера, стоящего у ленты заграждения.
- Мисс, вы не должны здесь находиться! Идет расследование!
- Это Шон… - донеслись до меня встревоженные крики.
Эштон Синклер, мой одногруппник, опустил стекло и высунулся наружу:
- Его нашли мертвым в тренажерке, там он всегда качался перед парами. Говорят, на нем 30 ножевых ранений!
- Заткнись, его задушили, - перебил местный игрок, Эндрю, фамилию которого я никак не могла запомнить - его отец был русским.
- Думайте лучше о том, кто его убил! - пропела Сэнди, подошедшая к нам в сопровождении своей «свиты», - Он все еще на свободе!
Как бы зла я ни была на Шона, я не желала ему смерти. И Сэнди была права. По позвоночнику прошел холодок. На месте Шона мог быть кто угодно, любой из нас…Я непроизвольно сжала руку Джека. Он усадил меня обратно в машину:
- Уезжаем.

Весь день я не могла выкинуть из головы это убийство. Джек пытался меня отвлечь, мы посмотрели пару новых фильмов, но отрешиться от всего я смогла только во сне. Вновь звучала невесомая музыка, звонкие детские голоса и смех, в котором мне послышались – возможно, только послышались, - нотки жестокости.
Я проснулась от телефонного звонка - Джек сообщал, что Сэнди нашли мертвой в своем собственном доме.
- Официальная версия, что это самоубийство – многие считают, что она до сих пор влюблена в Шона, но…
Да, я понимала. Даже нервно оглянулась – воображение превратило осенний плащ, мирно висящий на вешалке, в фигуру незнакомца. Мне всюду мерещились шаги, я вздрагивала от собственной тени, только с приходом Джека стало спокойнее. Но вечером была моя смена в баре, и так как быть уволенной я не хотела, пришлось идти. Джек не пустил меня одну, и среди персонала поползли слухи о том, что у меня новые отношения. С Джеком? Смешно!
- Не скажи, - возразила Хэлен, полноватая официантка лет тридцати пяти, - Он так на тебя смотрит…
- Мы просто хорошие друзья.
- Поверь мне, дружбы между мужчиной и женщиной не бывает, всегда наступает момент, когда одному из вас этого становится недостаточно.
- Ладно, мне нужно обслужить столик.
Я отмахнулась от слов Хэлен, как от назойливой мухи. Быть может, это правда, но не в моем случае…
 
Lorenzia  Дата: Суббота, 05.11.2011, 00:57 | Сообщение # 10
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале
(продолжение работы №6)

Этой ночью я бежала по небу, почти не касаясь облаков босыми ногами, белое платье развевалось на ветру. Я бежала на детский плач, отчаянный, захлебывающийся…
Я уже здесь, не плачь, мой маленький…мама рядом…иди ко мне, родной…я никогда тебя не брошу…

На следующий день мне было плохо. Я через силу поднялась с постели с предчувствием чего-то скверного. И оно подтвердилось, не успела я сделать апельсиновый фреш и бросить на сковородку яйца с беконом. Позвонили из полиции.
- Мисс Кловер, будьте добры зайти в участок, мы зададим Вам пару вопросов.
- Это насчет Шона и Сэнди? Но я ничего не знаю…
- Мы просто следуем протоколу, не стоит беспокоиться.
Через полчаса, в участке.
- Отпустите его! Он не мог этого сделать!
Невероятно. Они обвиняют Джека – тихого, робкого Джека, – в убийстве Шона, Сэнди и еще какой-то женщины!
- Я понимаю, что он Ваш друг, - говорил офицер, сидя за столом напротив, - но его поймали на месте преступления, так что постарайтесь отбросить эмоции и ответить на вопросы. Если нужно, выпейте воды.
- Нет, спасибо.
Он задавал странные, логически не связанные вопросы, на первый взгляд, вообще не относящиеся к Джеку. К счастью, это не продлилось долго.
- Могу я его увидеть?
Нехотя меня впустили в камеру к Джеку. Он был взлохмаченный, худее, чем обычно, его глаза были безумными. Казалось, он видел то, что скрыто от остальных.
- Джек, скажи, что ты этого не делал!
- Отпусти его.
- Кого? Джек, о чем ты? Что с тобой случилось?
Он резко встряхнул меня за плечи.
Тут же вбежал офицер:
- Все в порядке?
- Да…да..
- Мэг, ты не вернешь ребенка к жизни, ты должна оставить в прошлом все, что с тобой произошло! и да-ДА! – он с вызовом посмотрел на полицейского, – я сделал это!
Господи, нет…
Ничего не видя перед собой, я выбежала из камеры и налетела на стол, смахнув несколько бумаг.
- Простите, - я нагнулась за документами и протянула офицеру. Мой взгляд задержался на фотографии последней жертвы – ее лицо показалось смутно знакомым.

Следующие несколько дней были сплошным кошмаром – суматоха вокруг признания Джека, суды и приговор – инъекция смерти.

Желающих наблюдать за исполнением смертного приговора было немного. Почти всех я знала по колледжу. Единственной незнакомкой была женщина в сером плаще. Она с ненавистью смотрела на Джека, тело которого было зафиксировано в вертикальном положении широкими ремнями, а когда повернулась ко мне и представилась Амандой Грейс, у меня упало сердце…Я все вспомнила…

Больничная палата, пробуждение от анестезии, лицо женщины в белом халате, Миранды Грейс…
Убитая была моим врачом!!!

Неужели Джек убивал всех, кто прямо или косвенно поспособствовал моей депрессии?

Истекали последние секунды его жизни.
- …А сейчас мистеру Картега будет дано последнее слово.
Джек встрепенулся, дернул головой, и его взгляд, гораздо более осмысленный, чем вчера, остановился на мне.
- Мэг, я люблю тебя…

Не помню, как я вернулась в свою квартиру. Меня бросало то в жар, то в холод, в голове слабо вспыхивала какая-то мысль, но ускользала, как только я пыталась за нее уцепиться. В памяти прокручивались события, начиная от разрыва с Шоном, а потом…сердце пустилось в бешеный галоп.

Я никому не говорила, в какой клинике буду делать аборт, даже Джеку. Он не мог этого знать… Каким образом его «застали на месте преступления»?
Он говорил такие странные вещи в камере… «Отпусти его…ты не вернешь ребенка к жизни…»
Сплошным потоком хлынули воспоминания, до этого дня приглушенные ангельской колыбельной: неконтролируемая ярость, нападение на Шона, Сэнди, мисс Грейс…Джек, отчаянно пытавшийся меня остановить…бедный, бедный Джек…
***
В 2011 году Мэган Мари Кловер успешно прошла реабилитацию в одной из психиатрических клиник Вашингтона и присоединилась к международному движению против абортов.
 
Lorenzia  Дата: Воскресенье, 06.11.2011, 21:56 | Сообщение # 11
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале
Работа №7 "Удиви меня" Storyteller



Удиви меня, если сможешь

Наиболее выдающиеся дьяволы были родом из падших ангелов.
Мариан Карчмарчик


Казино было переполнено. Туда-сюда сновали люди, слышалась музыка живого оркестра. Ничего необычного, если не обращать внимания на то, что все люди были одеты в одежду разных времен. На ком-то были средневековые платья, и дамы в кринолинах с трудом протискивались среди игорных столов. На других была форма времен Второй Мировой, а третьи щеголяли в джинсах и футболках. Возрастных ограничений тоже не было. Самому старшему посетителю на вид можно было дать лет сто, самому младшему – от силы шесть. Было еще одно отличие. Никто из гостей не смеялся. Их лица были словно высечены из камня. Но все они толпились у столов, делали ставки, только вместо денег на весах была свобода – либо годы страданий.
Среди посетителей прохаживались сотрудники казино – в красной с золотым форме, с лицами, скрытыми масками оскалившихся зверей. То и дело им приходилось осаживать того или иного игрока, заламывавшего руки в порыве отчаяния после очередного проигрыша. И вдруг посреди всеобщей угнетающей атмосферы раздался радостный вопль.
- Что такое? – раздались изумленные вопросы. – Кто-то выиграл?
А человек в порванной матросской тельняшке захлебывался от восторга.
- Я выиграл! Выиграл! – кричал он. – Теперь вы должны меня отпустить!
- Обязательно, - кивнул крупье. – Только это не от нас зависит. Эй, Шмыг, позови хозяина.
- Хозяина? – затрепетал победитель. – Зачем это? Я же победил…
- Думаю, он захочет поздравить тебя лично, - недобро ухмыльнулся крупье.
Одна из масок скрылась в двери, из ниоткуда распахнувшейся в стене. Присутствующие затаили дыхание. Выигрыш был редким делом в этом казино.
Прошло несколько секунд, и дверь снова отворилась, чтобы пропустить небольшую процессию. Впереди шло несколько мужчин в черных костюмах. Их лица были также скрыты масками, но не такими, как у работников казино, а обычными черными, скрывавшими половину лица. За ними следовал мужчина, казавшийся на голову выше других. В комнате словно стало нечем дышать. Игроки жались друг к другу, хотя всего минуту назад они были соперниками и злейшими врагами. Замыкал следствие Шмыг, подпрыгивающий и вертящийся во все стороны.
Хозяин щелкнул пальцами, и несколько столов исчезли, а вместо них появилось кресло, оббитое красным бархатом.
- И кто здесь победитель? – низким, хриплым голосом спросил он, присаживаясь.
- Вот, - кто-то подтолкнул бывшего матроса в спину.
- А! Интересно, - на губах мужчины заиграла лукавая улыбка. – Покажи мне руки.
Моряк мялся на месте, не решаясь подойти ближе.
- Ну же, смелее, - подбадривал его хозяин. – Или ты не хочешь получить свой выигрыш?
- Хочу, - прошептал тот, облизывая сухие губы.
Он шагнул ближе и протянул вперед трясущиеся руки. Хозяин мельком взглянул на его ладони.
- Что ж, - его улыбка стала жесткой и язвительной. – Отправьте его на уровень ниже, в пыточные камеры. Там ему составят достойную компанию.
- Но как же так? – вырвался вперед грешник. – Я же победил!
- А лучше на два уровня, - хмыкнул мужчина. – Мало того, что мошенник, так еще и лжец.
Работники казино схватили упирающегося матроса и потащили к двери.
- Продолжайте игру, повеселите меня, - скомандовал мужчина. – Эх, скука смертная. Какой прок в вечности, если каждый её день проходит вот так?
- Повелитель, к вам посетитель, - склонился к его уху один из пришедших с ним.
- Так чего ты ждешь? Веди! – скомандовал хозяин заведения.
Через пару минут в комнату втолкнули мужчину. Его лица давно не касалась бритва, клетчатая рубашка была смята. Он выглядел усталым и испуганным, а еще явно не понимал, где находится.
- Вот, - подтолкнули его к креслу.
- Ну, здравствуй, - подался вперед хозяин. – И кто ты у нас такой?
- Максим. Меня зовут Максим Ревунов, - запинаясь, ответил мужчина.
- Макс, значит. Интересно, - блеснули глаза человека в черном. – Думаю, мне нет необходимости представляться. Я тот, кого ты звал.
Посетитель вздрогнул.
- Я… не звал, - попытался оправдаться он. – Я не хотел.
- А вот ложь – это порок. Так что, вижу, ты пришел по адресу. Ты хотел предложить мне сделку. Я весь во внимании.
- Да, - скрепя сердце, согласился Максим. – Хотел, но… Впрочем, хотел, да. Мой сын… Он болен. Спаси его, и я…
- Спасти? Глупые люди! – расхохотался хозяин. – Чего только от них не услышишь! Тебе не кажется, что ты не туда обратился, Макс? Я никого не спасаю. Вот если бы надо было отомстить кому-то, или убить, или соблазнить… А спасать – не моя прерогатива.
- Значит, не можешь?
- Не могу? – грянул громовой голос, и мужчина приподнялся с кресла. – Я всесилен! Хорошо, человек. Я заберу болезнь твоего сына. Но что ты готов дать мне взамен?
- Душу, - прошептал Макс и опустил голову.
- А на черта она мне, твоя душа? Она уже и так моя, раз ты здесь. Посмотри, сколько здесь душ – и это далеко не все. Нет, Макс. Всё не так просто. Что же мне пожелать… - мужчина задумался. – Придумал! Удиви меня. Удиви меня, глупый ты человек, и сможешь уйти отсюда, а я заберу болезнь, пожирающую твоего ребенка.
- Я согласен, - ответил Макс.
- Тогда по рукам, - еще громче рассмеялся хозяин. – Раз ты сегодня здесь только гость, желаешь небольшую экскурсию?
Черный человек поднялся с кресла и пошел вдоль столов. Максим следовал рядом с ним, опасаясь сказать и слово. Удивить его? Но как? Чем?
- Скажи мне, Макс, - заговорил мужчина. – Тебе нравится мое казино?
- Я не люблю азартные игры, - ответил тот.
- А я люблю. Особенно когда ставки в них высоки. Каждый здесь пытается отыграть свою свободу. Фишки – это года заточения здесь. Те года, которые они будут моими пленниками.
- То есть, они могут выбраться? – изумился Максим.
- Естественно. Не поверишь, но игра проходит честно. Победил – ушел, проиграл – остался. Хотя, открою тебе по секрету, раньше своего времени всё равно никто не уйдет. Прямо как на земле – никто не уходит раньше своего срока. Есть, конечно, личности, желающие перехитрить судьбу, но пока это никому не удавалось. Вот как ты думаешь, хорошо ли жить вечно?
 
Lorenzia  Дата: Воскресенье, 06.11.2011, 21:57 | Сообщение # 12
Stormborn
Группа: Администраторы
Сообщений: 9081
Уважение
[ ]
Статус: в реале
(продолжение работы №7)

- Да, - не задумываясь, ответил Макс.
- Ошибаешься. Вечность – это такая скука. И скажу тебе еще одно. Смерть – это то, что держит людей на цепи. То, что заставляет их играть по правилам. Иначе можно совершать любые преступления, обманывать, лгать – любое наказание рано или поздно закончится, и жизнь продолжится. Смерть – страж вашего тухлого мира.
- Почему тогда люди умирают в разном возрасте? Почему страдают?
- О, это глубокая философия, - усмехнулся хозяин. – Хотя, на самом деле, всё просто. Жизнь сродни командировке: получил задание – выполнил его – вернулся домой – получил оплату по заслугам. Мило, да?
- В какой-то степени.
- Все вы, люди, говорите неоднозначно, оставляете себе пути для отступления. Глупые-глупые люди. Дай вам волю – вы бы из мира сделали такое же точно казино, как ты видишь здесь. Счастье, боль – всё так призрачно и не важно. Всё пыль…
- Для тебя, но не для нас.
- Да, пока вы живы. Человеку свойственно к чему-то стремиться, на что-то надеяться. Это придает жизни интерес. Изюминку. А у меня такой изюминки нет. У меня есть вечность, которую не на что употребить. Добро, зло – всё равно. Две стороны одной и той же медали. Всё пепел…
- Ты просто никогда не жил.
- И не стал бы, уж поверь. Мир людей будет клоакой почище ада.
- Не правда. Люди бывают разные!
- Бывают, не спорю. А толку? Толку-то? Всё равно рано или поздно от них останется пепел…
- Но каждый человек продвигает мир вперед, вносит свою лепту.
- Утопия! Вы жаждете раздавить друг друга. И не важно, по чьим головам придется пойти – родных, друзей. Вы на всё готовы ради собственной выгоды. Не стесняйся, здесь все такие. Ты сам такой. Разве ты никогда не предавал друзей? Не ври, мне и так всё известно.
- Предавал, - опустил голову Макс.
- Не изменял жене?
- Изменял.
- Не брал чужих денег? Не желал чужого имущества? Не завидовал? Не лгал? Список можно продолжать до бесконечности. Вы думаете, что вы – люди. Человек, как известно, несовершенен, поэтому ему должно проститься всё. Но это не так. За всё приходится платить. Рано или поздно. Вам или вашим потомкам.
- После твоих слов не хочется жить.
- Жизнь – иллюзия, - фыркнул хозяин. – А истина – здесь.
- Но не все же попадают к тебе! Значит, у кого-то есть шанс.
- Шанс есть у всех – изначально, с рождения. Но редко кто им пользуется. Хотя, всемирное равновесие должно соблюдаться. Абсолютного добра не бывает, как и абсолютного зла. И людей много разных, хоть нет среди них абсолютно плохих или абсолютно хороших. Нет, не удивляешь ты меня. Обыкновенный наивный человек…
Двери в стене снова распахнулись, и свора слуг с волчьими головами ворвалась в комнату.
- Новый клиент, повелитель, - провозгласил их вожак, толкнув в центр комнаты худощавого мальчишку.
- Интересно, - хмыкнул хозяин. – Ну и молодежь пошла!
- Да ему же едва двенадцать будет, - прошептал Макс. – Что он успел натворить?
Мальчишка смотрел на человека в черном пустым, ничего не выражающим взглядом.
- Он-то? – сказал тот. – Ничего сверхвыдающегося. Убил своего отца. Его, правда, никто не заподозрил, но он не выдержал и укоротил себе век. Правильно, парень?
- Он заслужил смерть, эта тварь! – закричал мальчик, и во взгляде его вспыхнула ненависть. – Он всю жизнь пил, бил нас с мамой. Он убил её. Я рад, что он сдох!
- Вот тебе и дети, - сказал хозяин Максу. – Кстати, папашу мы уже определили несколькими уровнями ниже. Хотя, может, стоит поселить их по соседству? Хоть после смерти выяснят отношения.
- Не хочу я его видеть! – вырывался мальчика из хватки охраны. – Отпустите меня! Отпустите!
- Отпусти его, - неожиданно сказал Макс.
- Что? – повернул голову хозяин. – Ты что-то сказал?
- Он ребенок совсем, и не осознавал, что делает. Отпусти его.
- Незнание не освобождает от ответственности. Он ответит и за жизнь отца, и за свою собственную. Таков закон.
- Послушай, я сам отец, у меня ребенку приблизительно столько же лет. Не важно, смогу я удивить тебя или нет – я готов занять место этого мальчика здесь, если ты вернешь его назад, на землю.
Мальчик притих. Из его глаз покатились слезы, и он отвернулся.
- Пожалуйста, - просил Макс.
- Тошнит от вас, - плюнул хозяин на пол. – Но знаешь, слово – не воробей. Ты удивил меня, смертный. Отправляйся к своему драгоценному сыночку. А моя собственность останется здесь.
- Позволь мне занять его место, - не унимался Максим, сам не осознавая, зачем ему это нужно. Но он не мог взять – и просто так уйти.
- Уведите его, - махнул рукой хозяин. – Нагрешишь больше – свидимся. А пока живи. Твой час не пробил, - а затем, когда за Максом захлопнулись двери, тихо добавил: - Как и его…

Максим открыл глаза. Он сидел в больничном коридоре. Похоже, он и заснул там. Несколько дней назад его единственного ребенка прямо с уроков увезли в реанимацию. С тех пор он дневал и ночевал здесь.
«Ну и сон мне приснился, - в ужасе подумал мужчина. – К чему бы это?»
- Максим Владимирович, - окликнул его кто-то.
- Да, - обернулся он. Это был лечащий врач его сына.
- Ваш мальчик пришел в себя, - улыбаясь, сказал он. – Его жизнь вне опасности. Пока к нему нельзя, но не волнуйтесь и идите домой.
- Он вне опасности? – прошептал мужчина. – Боже!
Он подскочил на ноги и чуть не задушил доктора в объятиях.
- Идите, идите, - сказал тот. – Благодарите Бога.
- Да, да. Спасибо.
Максим хотел тут же позвонить жене, которую пару часов назад всё-таки отправил домой, но мобильный сел. Тогда он бросился к двери – и на лестнице чуть не сбил с ног какого-то мальчишку.
- Извини, - пробормотал Макс – и вдруг застыл, как вкопанный. – Ты?
Мальчик хмуро смотрел на него. Его запястья были обмотаны бинтами – свидетельство недавней попытки покончить с жизнью.
- Не может быть, - изумленно прошептал Макс. – К-как тебя зовут?
- Леша, - ответил мальчик.
- Леша… А пойдем-ка поболтаем, Алексей, - сказал мужчина, увлекая мальчишку за собой.
«Удивляешь ты меня, человек, - почудился ему знакомый голос. – Ой, как удивляешь…»
 
Форум » Литературное кафе » Хранилище » Сделка с дьяволом (завершен) (Конкурс мистического рассказа)
Страница 1 из 11
Поиск:
Статистика Форума
Последние темы Горячие темы Активисты Новички

Работы Lorenzia2

(32)

Поэтический дневник - День за днем

(333)

Работы Lorenzia

(107)

Иди на мой голос... (авторское чтение)

(73)

МультПривет

(32)

Паспортный стол

(75)

Бесконечная песня менестреля

(81)

Киномания

(188)

Есть ли среди нас геймеры?

(20)

Ваши любимые актеры и актрисы

(25)

Поэтические дуэли

(3511)

Обсуждение ролевой "Ангелы и демоны"

(2920)

Ролевая игра "Ангелы и демоны"

(2677)

Игра "Угадай фильм по кадру"

(2171)

Что слушаем сейчас

(1154)

Битвы прозаиков

(831)

Игра "Поэтический тренажёр"

(769)

Игра "Зачин от классика"

(629)

Буриме

(447)

Продолжим песню?

(397)

Lorenzia

(9081)

Maria_Sulimenko

(4105)

Storyteller

(1931)

Gaia

(1694)

Ness

(1514)

иванов

(1088)

yanesik

(1087)

nhuafu

(1060)

Barmaley

(990)

Оля_Овсянникова

(625)

(10.10.2017)

(08.10.2017)

(30.09.2017)

(14.09.2017)

(08.09.2017)

(24.08.2017)

(16.08.2017)

(11.08.2017)

(31.07.2017)

(27.07.2017)



Рейтинг SIMPLETOP.NET Business Key Top Sites Проверка сайта