Поделись страницей

Категории

Миниатюра [204]
Мистика, ужасы [59]
Фэнтези [45]
Научная фантастика [11]
Сказка [58]
Детектив [13]
Романтика [30]
Юмористическая проза [26]
Реалистическая проза [44]
Рассказ [336]
Все, что не попадает под категории, или Вы затрудняетесь с их определением)

Приветствуем!


Поиск по сайту

Блог

Ф. Гарсиа Лорка о колыбельных
Категория: В помощь поэту
Нажмите для увеличения картинки

Лекция Ф. Гарсиа Лорки о колыбельных. Спасибо за наводку нашему автору Жене Стрелец (Age Rise).
 

Добавил: Lorenzia
Эльвира Барякина о диалогах в романе
Категория: В помощь писателю
Нажмите для увеличения картинки

Диалоги — это одно из самых проблемных мест в рукописях начинающих писателей. Как всегда, наиболее распространенная ошибка — это избыточность: ненужные описания, ненужные реплики, ненужные «украшательства». В диалогах особенно важно соблюдать принцип «Краткость — сестра таланта». Помните, что несколько лишних слов могут сделать разговор героев вялым или смехотворно вычурным.

Рассмотрим типичные ошибки...

Добавил: Lorenzia
Темп произведения
Категория: В помощь писателю
Нажмите для увеличения картинки
"Ваша книга кажется слишком затянутой" или "В вашей книге все делается "галопом по Европам"" -- это приговор чуть ли не 90 % отвергнутых рукописей. Писатель перечитывает свое произведение и никак не возьмет в толк, в чем дело. 


Речь идет вот о чем...

Добавил: Lorenzia

Облако тегов

Соцопрос

Кто Вы по знаку зодиака?
1. Близнецы
2. Телец
3. Лев
4. Овен
5. Скорпион
6. Весы
7. Стрелец
8. Рыбы
9. Козерог
10. Дева
11. Водолей
12. Рак
Всего ответов: 116

Проза

Главная » Проза » Малые жанры » Детектив

Поцелуй осени
С собой взяли ножи, которые купили в магазине, но не те, разумеется, какими пользовался маньяк. Понятное дело, всё это мы планировали применить только в случае самообороны, так как хотели взять негодяя живым; чтобы он, как полагается, предстал перед судом.
Дежурить решили допоздна, поэтому взяли с собой пакеты с продуктами и фонарики. Встречаться условились в определённом месте три раза: на завтрак -- в девять до полудня; на обед -- в два после полудня; на ужин -- в семь вечера. Разошлись.
На своём посту я думал о Шейле. Очень беспокоился за неё. Переживал: вот, она где-то рядом, совсем одна. Вдруг что, а я не успею... Но старательно отгонял эти дурные мысли, хотя они назойливо лезли. И на первую сходку я бежал сломя голову, мечтая увидеть Шейлу живой и невредимой. И вздыхал облегчённо, когда видел её перед собой улыбающуюся и спокойную.
После лёгкого завтрака снова разошлись. И опять я предавался думам о Шейле. Думал о той, которую люблю, люблю безумно. В то утро она впервые взяла меня под руку. Она -- меня! Меня сразу же наполнили чувства гордости и ликования в тот момент, когда я ощутил лёгкость её прикосновения. Она не отпускала мою руку всю дорогу, а ещё тихо спросила: «Пол, ты меня защитишь, если он нападёт на меня?" О, бог мой! В ответ я только промычал, потому что проглотил язык от волнения, и лишь утвердительно кивнул. Господи, радовался я про себя, конечно же, дорогая, я защищу тебя! Как ты можешь сомневаться во мне?! Так мы и шли рядом, и хотелось никогда не останавливаться и не разжимать наши ладони, чтобы не потерять друг друга...
В два часа после полудня сошлись на ленч. Поели, поделились впечатлениями. Убийца не появлялся, будто чувствовал, что его поджидает засада. Дельного предложения никто не высказал -- все порядком утомились и раскисли от монотонного дежурства в одиночестве и полного бездействия. Джонни принялся уговаривать нас ужинать дома; Кэти, ко всеобщему удивлению, сказала, что когда стемнеет, одна в лесу не останется, и вообще, она боится. Шейла, молодчина, молчала, хотя было видно по выражению её лица, что и ей эта затея начинает надоедать. Но, по крайней мере, как мы, она не ныла, а даже немного подбодрила нас, когда мы стали расходиться: «Его надо найти, друзья. Микки ждёт этого..."
И снова пост, дежурство в одиночестве, томительное ожидание появления убийцы. Ха, абсурдная, детская, глупая и опасная затея!
Темнело. Не знаю, как моим друзьям, но мне не одиноко было на своём посту -- со мной был мой молчаливый лес, падающие листья и мысли: чьи, интересно, ласки приятнее, прекрасной Шейлы или этого сказочного творения природы? Потом мне вдруг "приснилась" (только так могу объяснить это видение, потому что наяву такого просто не бывает) жёлтая карусель из листьев; а таинственный синий ветер нежно-нежно закружил меня на ней и так плавно, будто на руках. Я сидел... нет, скорее, полулежал, в какой-то лодочке, на дно которой осень постелила янтарно-жёлтые листья, как перину. И невидимые силы кружили меня в ней, кружили, плавно поднимая то вверх, зависая над кронами деревьев, то опуская вниз до самой земли. Я плавал в осени, как в желе. Я -- б л а ж е н с т в о в а л!
Это я, скорее всего, как обычно, отключился... забылся... заворожился, -- не знаю, как и описать своё состояние, которое нередко возникает, когда я нахожусь в лесу рядом с осенью. Пребывал я в таком состоянии довольно долго, так как время пролетело моментально, и я пробудился лишь тогда, когда наступили сумерки.
Пора было идти ужинать -- семь часов.
... Мы стояли с каменным лицами, безмолвно глядя друг на друга. Кровь пульсировала в висках, как молот по наковальне. И вдруг -- этот крик! Даже лес содрогнулся -- это Кэти так истерично закричала. Её на выкате глаза и дикое, испуганное выражение бледного лица, точнее его подобия, я не забуду никогда. Шейла тоже смотрела на меня испуганным взглядом, как бы спрашивая, что произошло?
Я не желал этому верить... Я надеялся, что Джонни где-то прячется, что это его очередной неуместный фокус.
Девчонки дали дёру в сторону автострады, как только опомнились, а я, борясь со страхом, пошёл искать Джонни, шаря в полутьме лучом фонарика. Уже полностью стемнело, когда ярко-белый луч выхватил его оскаленное лицо из кромешной тьмы. Из перерезанного горла друга медленно вытекала жизнь: алая, честная и чистая. Его куртка и рубашка наполовину снизу были расстёгнуты, а на обнажённом животе был вырезан неровный квадрат, в центре которого, на месте пупка, торчала серая в перламутре рукоять столового ножа.
Я отвёл луч в сторону, меня стошнило...
... Спотыкаясь и падая, обливаясь кровью и потом, я понёс друга в город.
Девчонки ждали меня возле дороги на обочине: Шейла обнимала плачущую Кэт. Я сразу же подумал о том, что не стоит их впутывать в это. Шейлу отец прибьёт точно, да и Кэти неизвестно как достанется.
-- Вы пойдёте домой, поняли? -- приказал я им, когда положил на землю обмякшее тело Джонни. -- Никто не должен знать, что мы были вместе. Я сам... Живо сматывайтесь!
-- Но как же, Пол?..
-- Бегом!
Они нехотя попятились от меня. Потом остановились в нерешительности. Проезжающий трейлер громко посигналил, ослепляя их дальним светом.
-- БЕГОМ, КОМУ ГОВОРЮ!!! -- заорал я им вслед что было сил, и они покорно побежали.
Когда их силуэты скрылись, я вышел на дорогу и стал махать руками приближающемуся автомобилю. Легковушка сбросила скорость и притормозила возле меня. В открытое окно я попросил водителя:
-- Пожалуйста, в больницу... раненый...
-- Давай, парень, -- прорычал мужчина, и без лишних вопросов вышел и помог положить Джонни на заднее сиденье "Бьюика".
Спустя десять минут мы были в больнице. Но как я не надеялся, другу она уже ни чем помочь не могла: смерть наступила мгновенно -- ещё тогда, когда нож прошёлся по его шее.
Последующие несколько дней я помню плохо -- голова шла кругом: полиция, кабинет Линдея, вопросы, ответы, вопросы, ответы, слёзы родителей. Я не спал несколько ночей. Всё во мне перевернулось. Помню лишь голые ноябрьские деревья на кладбище и суматошное карканье ворон, противный моросящий холодный дождь, и как мы -- весь город -- прощались с Джонни Робертсоном. Видел, как плакала Кэти; как мама Джонни не отпускала гроб... Тот день объявили в городе траурным.
Господи, думал я, на кой чёрт мы туда пошли?!
Эти траурные дни вся Америка, казалось, говорит об одном: о Потрошителе -- именно так его окрестили после убийства Джонни.
АМЕРИКАНЦЫ! НАЧАЛАСЬ НОВАЯ ЭРА НОВОГО
ДЖЕКА-ПОТРОШИТЕЛЯ, УБИВАЮЩЕГО МУЖЧИН!!!
ПЯТЬ СТРАШНЫХ УБИЙСТВ В МОНТАНЕ!
КОГДА ПОЙМАЮТ ПОТРОШИТЕЛЯ?!!
СМЕРТЬ ДЕТОУБИЙЦЕ!!!
ВСЕ СИЛЫ НА ПОИМКУ УБИЙЦЫ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ!
ДЖЕК-ПОТРОШИТЕЛЬ МЕНЯЕТ ПОЧЕРК -- ОН С ЖЕНЩИН
ПЕРЕШЁЛ НА МУЖЧИН!
ЛИНДЭЙ -- В ОТСТАВКУ!!!
Макс Линдэй и Стив Уилок, естественно, ушли в отставку, как и обещали. Поговаривают, что их перевели на другое тёпленькое место в Хелене. Но нам, жителям Калиспелла, было уже всё равно что сталось с ними, -- мы потеряли пятерых детей, которых уже не вернуть.
Смерть Джонни явилась переломным моментом в моей жизни. Я твёрдо для себя решил отомстить за него и за Микки. Отомстить с а м, лично, никого больше не вовлекая в это дело. Я поставил перед собой цель: найти Потрошителя!
Тогда же зародилась у меня мечта стать частным сыщиком, специализирующимся на поисках исчезнувших людей. Но покуда я им стал, новоявленный Джек-Потрошитель отнял жизни у ещё пятерых подростков.
Я начал фиксировать каждое последующее убийство, пытаясь самостоятельно добраться до истины:

1972, 15 ноября.
В лесу обнаружен труп семнадцатилетнего парня. Шея перерезана, на животе вырезан круг, в центре которого торчал нож с серой ручкой.
Парнем оказался чернокожий Джо Хьюз, пропавший без вести 30 октября того же года;

1973, 3 ноября.
На обочине дороги, со стороны леса, обнаружен убитый шестнадцатилетний парень.
Как всегда: перерезано горло, на теле 16 ножевых ранений. Рядом валялся нож с перламутровой ручкой. Никаких следов, никакого мотива.
Этот юноша, которого звали Луис Лаусон, ушёл из дома накануне, 2 ноября.
В городе паника...

В 1974 году, с 25 октября, вдоль леса по шоссе выставляют вооружённые до зубов наряды полицейских ( наконец-то что-то дельное пришло в голову новому шефу полиции Чарльзу Тэйнку). Каждого, кто направляется в сторону леса или выходит оттуда, тщательно проверяют.
Вся Монтана замирала в ожидании убийств во время Хэллуина. А Калиспелл, как обычно, на эти дни погружался на дно. Весь город (перед Днём святых, вовремя него и после) разговаривал чуть ли не шёпотом. Атмосфера страха накалялась в течении всего октября, и особенно по вечерам напряжение достигало наибольшего предела -- ожидание ядерного взрыва, не иначе. Даже у флегматика сдали бы нервы от всеобщего нудного шушуканья, типа: "надо-не-отпускать-детей-на-улицу", "нужно-следить-за-каждым-их-шагом", "убийца-может-быть-среди-нас", "надо-быть-настороже".
И вот прошло полмесяца тех криминогенных дней, когда обычно совершались злодеяния, но никто из жителей за это время не исчез и никого не убили.
10 ноября наряды полиции снимают.
Буквально через три дня, 13 ноября, в руки нового инспектора отдела по расследованиям без вести пропавших людей, лейтенанта Джорджа Мартина, попадает заявление от жителя Макса Уивера, сын которого, Даниэль, восемнадцати лет, третий день не появляется дома.
Первым делом Мартин решает прочесать в округе лес, и посылает на поиски группу полицейских. И, представьте, попадает в точку: через семь часов поисков ему докладывают, что Даниэля Уивера обнаружили в двух милях от города, в болотистой части леса -- мёртвым. Почерк тот же: несколько раз перерезано горло, разрезан живот, надрезаны пальцы. Чуть было не упустили из виду обрывок тетрадного листа в клеточку, приколотого к стволу дерева пятидюймовым лезвием столового ножа с серой ручкой, на котором кривыми печатными буквами было написано: СМЕРТЬ ФАШИСТАМ!
Хоть какой-то мотив стал обозначать убийца-псих. Вот только никаких следов по-прежнему этот "антифашист" не оставлял после себя, что позволяло ему преспокойно разгуливать на свободе.
Интересен ещё тот факт, что, по словам мистера Уивера, его сын никогда не имел пристрастия к лесу, тем более, в последнее время, когда ежегодно происходят убийства. Однако, Даниэль был в лесу. Вероятно, Потрошитель каким-то образом заманил его туда. Но каким?!!
За следствие взялись люди из ФБР: обыскивали, обнюхивали, допрашивали, опрашивали весь город, и -- вот-те на! Под подозрение попадает один паренёк, которому предъявили обвинение за все убийства только потому, что он проболтался, что убьёт этого самого Дэниеля Уивера, если тот не оставит в покое его девушку. Улик, как видно, против него было мало. Но, тем не менее, его продержали под стражей, пока не произошло очередное убийство.
Жители Калиспелла хотели было с облегчением вздохнуть по случаю поимки маньяка, как на следующий день сообщили о пропавшем семнадцатилетнем парне. Лейтенант Мартин снова решил зачистить лес, но на этот раз поискам помешал нежданно-негаданно выпавший снег. Подозреваемый парень был отпущен восвояси.
А пропавшего нашли только спустя четыре месяца, весной, в лесу, когда растаял снег. Нашли его полусгнившего, со столовым ножом в шее. В кармане записка: СМЕРТЬ ГАДАМ!
Мартин и Тэйнк метали гром и молнии!
Президент высказывал соболезнования родным и близким всех погибших детей, обещая направить в Монтану лучших следователей для скорейшей поимки и ареста изувера.
Чарльз Тэйнк решает подстраховаться, и осенью того же года вновь выставляет вдоль леса вооружённых копов. Но на этот раз уже заранее, с 1 октября.
А убийца, опять-таки, обманывает всех. 20 октября грибники натыкаются на очередной труп подростка, причём совсем в противоположной стороне, вообще не контролируемой людьми Мартина: в лесном массиве южнее Калиспелла, возле озера Фойс
Это уже слишком!
Народ начинал не доверять полиции, которая безуспешно, вот уже как десять лет подряд, пытается выйти на след маньяка, но не продвинулась в расследовании ни на шаг.
Наш город вымирал на три осенних месяца. На тех, кто в эту пору болтался после шести вечера по улицам, смотрели как на душевнобольного. Помню, как многие и мне крутили пальцем у виска, когда видели, что я поздно возвращаюсь из леса...

... Летом 1975 года наша с Шейлой мечта сбылась -- мы поженились. В 1976 году мы переехали в Миннеаполис, штат Миннесота, где живём по сей день. Со временем мы приобрели домик из семи комнат на берегу Миссисипи, на живописной окраине города. Одна из комнат нашего гнёздышка превратилась в кабинет частного сыскного агентства по делам без вести пропавших. Искать людей, занятие нудное и трудное. Но кому-то же необходимо заниматься этим вопросом. А у нас с Шейлой дела шли просто замечательно. Мы можем похвастаться, что с 1976 года отыскали 44 человека -- живыми; 93, к сожалению, попрощавшимися с нашим миром навсегда; и разоблачили восемь преступников, причастных к исчезновениям. Вот такой позитивный послужной список в нашей совместной работе.
Все эти годы, работая в Миннеаполисе, не переставал я думать и о Потрошителе, который всё так же продолжал безжалостно убивать с той же периодичностью, оставляя свои ужасные записки и ножи, лишь немного меняя координаты мест преступлений. Ни у кого уже не вызывало сомнения, что он, скорее, псих, как не вызывало сомнений и то, что этот ненормальный живёт среди жителей Калиспелла. Город, как и прежде, погружался в осеннюю спячку, слегка пробуждаясь ко Дню Святых; потом снова в сон, покуда не наступала зима -- тогда уже можно спокойно вздохнуть: время убийств прекращалось с выпадением первого снега.
Успокаивало и то, что маньяк перестал трогать детей и подростков. Теперь его объектами насилия становились мужчины различного возраста, от двадцати до сорока лет. На сегодняшний день от его столового ножа погибло 27 человек (то есть, в год по мужчине, начиная с 1966 года, когда он начал с Микки). Он убивал всех без разбору: студентов, рабочих, учителей, шоферов транзитных трейлеров. Все погибшие являлись для него фашистами, он ненавидел всех, видя в каждом нациста.
«Мёртвый сезон» -- так газетчики называли три осенних месяца в Калиспелле.

/...«надопереждатьэтучёртовуосень»...«главноеменьшеболтатьсяпоулицамвпозднеевремя»... «господидаймнепережитьэтупроклятуюосень»... – доносился шёпот из каждого дома/

Может вы помните тот бум, в начале восьмидесятых, когда создавались добровольческие отряды и забрасывались в Скалистые горы Монтаны, в наш округ. Помните наверняка, когда за голову Потрошителя предлагали вознаграждение в полмиллиона долларов. Тогда в своих предвыборных компаниях будущие президенты и губернаторы обещали, в случае их избрания, в течение месяца арестовать маньяка. И я не помню человека в Монтане, который после таких громких заявлений проголосовал бы против. Даже я верил кандидатам, потому что просто устал от этой многолетней череды бесконечных убийств. Но все обещания оказывались пустышками, как и громкие слова о том, что «делом осеннего маньяка» заняты все лучшие юридические умы США. Мало того, Потрошитель постепенно втиснулся в политическую жизнь страны, играя на руку многим политическим деятелям, сенаторам, губернаторам, мэрам и очередным кандидатам в департаменты. По крайней мере, в нашем штате на каждой легислатуре в Хелене звучали разного рода многообещающие высказывания по поводу Потрошителя, смысл которых сводился к тому, что якобы все главы департаментов в поте лица только и занимаются тем, что думают денно и нощно об убийце и разрабатывают планы его поимки. Тонким намёком чинуши давали понять населению, что им нужна, мол, поддержка избирателей, дабы оставаться на своих постах (в мягких креслах) ещё один срок, чтобы довести «дело» до конца и посадить убийцу на электрический стул. Смех, да и только! Вспоминаю, как уверенно произносил губернатор нашего штата, Дэвид Грин, в 1979 году, такие слова: «Я не покину свой пост, покуда не получу голову Потрошителя!" (а точнее, один дополнительный срок во власти! Или не лишние полмиллиона зелёненьких). Ха! И многие же верили. Верили, потому что никому не хотелось оказаться жертвой маньяка.
ПОТРОШИТЕЛЬ...Потрошитель...потрошитель... трошитель... рошитель... шитель... тель... ль... -- это имя, ставшее нарицательным, эхом расходилось от криминогенных лесов Монтаны во всех направлениях, и уже не имело того первоначального пугающего смысла, как раньше. Оно висело у каждого на языке и произносилось так часто, что уже ни чем не отличалось от привычных названий знаменитых мистических героев ужасов: оборотень или вампир. А подозрительные, мнительные высказывания типа: «...дружище, по радио слышал, что поймали Потрошителя!» и «... я сегодня на улице видел маньяка, у него в руке был столовый нож, и я еле унёс ноги...» -- стали привычной в городе пугающей шуткой.
500 000 долларов, «спрятанных» где-то в предгорных лесах Монтаны, манили каждого американца -- такая наша натура! Как во времена «Золотой лихорадки», сюда тянулись молодчики со всех штатов в надежде обогатиться. Но никто из них так и не стал счастливчиком и героем: Потрошитель продолжал убивать. Убивать у них под носом, включая их самих; а также под носом полиции. Падающие жёлтые листья заметали все следы негодяя.
Тем временем список жертв пополнялся:
1975 год -- убит служащий банка;
1976 год -- убит студент;
1977 год -- убит рабочий из швейной фабрики;
1978 год -- выпотрошен учитель географии;
1979 год -- убит...;
1980 год -- убит...;
1981 год -- выпотрошен, обезглавлен...;
всё так же в лесу за городом, всё тем же столовым ножом.

Мы с Шейлой каждую осень приезжаем в Калиспелл, чтобы отдохнуть от мегаполиса и повидать стариков, встретиться с друзьями и, конечно же, навестить мой любимый лес, а заодно попытать счастья в расследовании серийных убийств. Прошло много лет, а Микки и Джонни так и не отомщены, что не даёт нам с Шейлой покоя по сей день. К тому же, это задевает нашу профессиональную гордость: как же так, мы, два опытных частных сыщика, а не в силах поймать какого-то психа!
Как-то в 1985 году, 1 ноября, после отпевания в церкви, я решил прогуляться в свой лес. Родители мои вернулись домой готовиться к праздничному ужину, а Шейла пожелала навестить кого-то из подруг. Когда я вышел из города, на автостраде, возле леса, меня остановил молодой полицейский и попросил предъявить удостоверение личности (в последнее время для местных эта процедура -- скорее, для отвода глаз, нежели ради безопасности -- являлась привычной).
-- Хочешь найти психа? -- саркастично усмехнулся офицер, протягивая обратно мне мою визитку и документы на право ношения оружия.
Я ответил ему, что в этот лес хожу с детства, что в нём потерял двух своих друзей и, естественно, буду счастлив поймать этого ублюдка, если повезёт.
-- Но ты, всё же, будь осторожен, коллега, -- посоветовал коп. -- На днях пропал парень. Шеф заставил нас прочесать полосочку леса вокруг города шириной в десять миль. Хе! Мы неделю вкалывали с утра до ночи, изучая каждый дюйм, и всё напрасно. Возможно, исчезновение парня -- его работа. -- Офицер посмотрел в сторону леса. -- Мне приходится, дружище, дежурить здесь и ночью. И хотя у меня на поясе пара стволов, знаешь, дурные мысли не улетучиваются. Может он и сейчас где-то в лесу поджидает очередную жертву, такую, вроде тебя, приятель... Жаль, что деревья разговаривать не умеют, а то бы они всё рассказали, они-то всё в и д я т. Не советовал бы идти туда, но, в случае чего, стреляй -- я прибегу. О'кей?
-- О'кей, -- ответил я, и вошёл в золотистый массив.
"Жаль, что деревья разговаривать не умеют..." -- сказал полисмен. Нет, лес живой, и деревья умеют говорить. Только не так громко, как люди. Они разговаривают шёпотом, тихо так, нежно... особенно осенью, когда идут листопады.
Я вошёл в лес, и всё во мне всколыхнулось, заиграло, разгорелось по-новому. Этот жёлтый ковёр, долгожданный пряный воздух, эти липкие опавшие листья -- я снова погрузился в атмосферу умиротворения, убаюканный в нежных объятиях осени, позабыв обо всём на свете, даже о Потрошителе. Сознание переключилось -- захотелось отдохнуть от всего. Так и бродил, затерявшись в пространстве небытия и вне времени, пока не очнулся, когда чуть не подвернул ногу, наступив на мягких холмик из листьев. Выругался -- не хотелось возвращаться в реальность. Посмотрел на кучку листьев, о которую споткнулся, и что-то мне в ней показалось странным: явно не природа так их уложила. Осторожно ковырнул носком ботинка верхушку... ещё раз... ещё, и отпрянул -- из образовавшегося окошка показалось застывшее в маске ужаса серое и холодное лицо молодого человека. Я многое повидал за жизнь, но тут мне почему-то сделалось нехорошо: чего-то не хватало в этой кучке листьев. И я догадался чего -- объёма! Потому что из листьев на меня смотрела -- одна голова. Искать остальную часть я не решился. Достал пистолет и выстрелил вверх.
Мартин со своими людьми обыскал чуть ли не пол-штата, а убитый находился всего-навсего в двухстах ярдах от дороги, на которой пассивно дежурили офицеры..
Через двадцать минут то место кишело людьми в форме.
Расстроенный и злой я вернулся домой под вечер, как только ответил на однообразные, формальные вопросы Мартина и Тэйнка.
На следующий день все узнали из газет, как частный сыщик из Миннеаполиса, Пол Уипл, то бишь я, во время прогулки в лесу наткнулся на присыпанную листьями голову мужчины, недавно пропавшего без вести, двадцатитрёхлетнего Майкла Моррисона. Остальную часть тела нашли неподалёку; на животе покойника красовалась надпись, написанная красным маркером: СМЕРТЬ ФАШИСТАМ!!! Вместо одной из точек в восклицательном знаке был воткнут нож -- всё тот же столовый, с пятидюймовым лезвием и ручкой, отделанной серым перламутром. В прессе также говорилось, как по следу предполагаемого убийцы шла собака, но потеряла его где-то на границе с городом.
Спустя несколько дней, перед отъездом в Миннеаполис, я зашёл в управление полиции к Джорджу Мартину поинтересоваться ходом следствия.
-- Понимаешь, коллега, сплошная тьма. Не пойму одного: как ему удаётся проскальзывать у нас между пальцами? Этот негодяй работает так чисто, что нам не за что даже зацепиться. И место же выбрал, подонок, -- лес. Будь всё проклято, но разве можно в лесу найти следы, разве обнаружишь среди листьев волосинку с его дурацкой головы или ту же нитку?.. Если даже какой-то след и оставит, опять-таки, дождь тут же размоет все улики или их спрячет под себя выпавший снег. Мы как-то решили фиксировать всех, кто покупает эти чёртовы ножи. Но затея оказалась глупой: такие ножи продаются во многих штатах... Да и покупать их, собственно, стали реже -- символ смерти, вроде как...
Да, мне знакомы такие слухи и сплетни насчёт этого ножа. Считалось, что тот, кто купит такой нож, невольно сам станет убийцей-маньяком, так как он несёт в себе дьявольскую силу. Нож этот якобы заставляет идти на преступление и обладает кармой СМЕРТИ.
-- Что мы определённо точно знаем о нём, -- продолжал делиться Мартин, -- так это то, что подонок х и л ы й. Так работать ножом может разве что семилетний мальчишка. Маньяк физически слаб, и это наглядно видно по неглубоким, рваным ранам. Ему приходится по-нескольку раз полосовать по одному месту. На глаз видно -- рука у него слабая. Всё это смахивает на детский почерк, но даже если Потрошитель подросток, он же должен давно уже вырасти! Мы всех рахитов и больных в городе пробили -- всё тщетно. Не знаю, что и думать. И почему он убивает мужчин под такими лозунгами? Каким образом заманивает в лес? Остаётся ждать и надеется на чудо: когда он допустит промах. А ждать времени нет. Эти динозавры, -- Мартин указал пальцем в потолок, -- требуют и пугают отставкой. Звонят каждый день из Хелены и Вашингтона... Они думают, что я Бог, что ли, или ясновидящий? Вот так мы и работаем, коллега. И мне кажется до-о-олго мы будем его искать, долго...

Сейчас идёт 1992 год. На счету Потрошителя 27 смертей. И никаких следов.
И где-то далеко в прошлом Микки и Джонни.
Честно вам признаюсь: я потерял к маньяку всякий интерес, устал думать о нём, читать о нём, слушать, преследовать... Что ж, нам следует признать его, если можно так выразиться, профи в своём кровавом деле. Уж и не верится, что я доживу до того дня, когда его арестуют.
Я хотел отомстить за вас, мои друзья, и пытался найти вашего убийцу, я столько лет над этим работал, но всё, как видите, безрезультатно. Прошу вас меня понять и простить: я не в силах найти его. И сдаюсь. Хочу отдохнуть. Всё возможно, и я снова когда-нибудь вернусь к этому делу. Но только не сейчас. Я устал.

Два дня прошло, как мы с Шейлой приехали к родителям в Калиспелл, но никуда до сих пор не выходили из дому. Мы приехали вчера утром, как я уже говорил, и как только вошли в дом, я окунулся в прошлое, в своё далёкое детство. Я -- дома. Вчера весь день предавался воспоминаниям.
Завтра вот праздник, о котором напоминал проповедник Грэм Хауэлл, и мы с Шейлой решили, как в детстве, пойти в Глейшер-парк. По тропинкам детства, если они с тех пор не поросли травой. Хоть у меня и настроение неважнецкое с самого утра после всех этих воспоминаний, я надеюсь оно изменится через час, когда я встречусь со своей осенью и лесом. Моя Шейла в коридоре укладывает рюкзаки. Удивляюсь ей: как она не боится Потрошителя? Эх, любимая моя Шейла. Пчёлка моя, непоседа. Кстати, она, как и я, тоже влюбилась в лес. Весь год живёт в Миннеаполисе с затуманенными мозгами -- скучает по Монтане, понимаю. А как только приезжаем сюда, сразу преображается, расцветает, хорошеет прямо на глазах: так сильно действуют на неё родные края. Бедная моя Шейла. А кто, собственно, у нас есть, кроме леса? Тот удар, ещё в детстве который нанёс Шейле в живот её пьяный отец, сделал своё дело -- мы не можем иметь детей. Но это же не значит, что всё так плохо? Мы любим друг друга, и у нас от жизни есть всё. Хотя бы эта осень, которая чего стоит...
Как я хочу поскорее выбраться в лес! В этом году мы там ещё не были. Ведь сейчас в лесу листопады в самом разгаре!
-- Ну, детектив, готов? -- спросила жена.
Я вяло поднялся с кресла, потянулся.
-- Готов.
Она протянула мне один из рюкзаков и кобуру с пистолетом.
-- Давай, дорогой, разомни-ка свои косточки, -- подбодрила Шейла. -- Что-то ты раскис сегодня. Как в последний раз собираешься! А ну, расслабься! У нас две пушки и две головы... Чего ты, Пол?
"Лес сам выбирает себе друга, если только сердце и совесть его чисты, а любовь к лесу искренняя. Такого человека лес поцелует и счастьем обольёт его жизнь..."
И правда, чего это я. Осень, в конце концов, ж д ё т.
Почему-то разволновалась мама. Но я успокоил её, и пообещал, что мы к ужину вернёмся.
... Ах, как пахнуло свежестью, когда мы вышли за пределы города и подошли к опушке; и как он -- дурманящий воздух -- тут же вскружил мне голову. Такое бывает разве что в раю. А чем, собственно, здесь не рай? Вот он, перед тобой -- реальный, живой! Пожалуйста, заходи, наслаждайся. У меня мигом поднялось настроение, развеялись дурные мысли, предчувствия. Вот как надо забывать весь мир со всеми его заботами и невзгодами -- этот опасный, нелёгкий и жестокий мир. Тут, только тут в осеннем лесу настоящая жизнь: и чистая, и искренняя, и верная.
Я поднял на руки Шейлу, и мы, кружась, шагнули в лес.
Ничего не помню: сколько мы так кружились вдвоём, когда я поставил жену на ноги -- ничего не помню, ей-богу. Я всего лишь вдохнул этот мягкий аромат, как эфир, и улетел в небытие, растворился в янтарно-жёлтом пространстве; закружился во времени. Думаю, это ярко-красный клён во всём виноват -- это он, точно знаю, он так меня заворожил. Я упал в мокрое море листьев -- погрузился в прошлое, в детство. И как же во мне с новой силой всё всколыхнулось, заиграло... Дыхание стало свободным, лёгким. Откуда-то появились и полились звуки изумрудного цвета. Я будто с кем-то разговаривал! Неужели с лесом? Да-да, кто-то о чём-то мне нашёптывает, и я слышу нечто: хххоооуууу-кхоооуууу... А может это листья шуршат под ногами? Хм. Пожалуй, это они. Ведь деревья не разговаривают... «О, нет, лес живой, как ты и я. Он умеет любить и говорить ласками...» Я вскочил на ноги и побежал. Кошмар какой-то! Может я ненормальный? Мне четвёртый десяток пошёл, а я бегаю среди деревьев, радуюсь, как ребёнок. А вообще, плевал я на все стеснения и возрасты -- любви все возрасты покорны. Любовь моя -- ты снова со мной; кружи меня, кружи!.. Господи, сколько времени прошло? Где Шейла? Что с ней? Хотя, ничего страшного, она где-то рядом, она поймёт меня... Шейла всегда понимает меня... Я упал на колени -- хочу немного отдышаться, успокоиться. Я всё ещё не могу -- или не хочу -- вернуться о т т у д а! В глазах -- карусель, оранжевая карусель... И лодочка... И что-то нежно прикасается ко мне, обжигает шею, и мне становится тепло... Начинает медленно темнеть в глазах... Что это, Господи?!! Мне же приятно... Как ком в горле -- не могу ничего произнести. Но как же приятно! До одури! До тошноты. Меня обнимает ОСЕНЬ?! Да-да, я слышу, как она дышит мне в затылок... Падаю...падаю... Кто это? Чьи это ласки? Не вижу...ничего не вижу. Лодочка, карусель... Это ты меня целуешь, КЛЁННнн... Ттты-ы-ы?..
Нннеее...

* * *

В кабинете Чарльза Тэйнка, шефа управления полицией Калиспелла, находились два сержанта, лейтенант Мартин и седовласый, уже в годах, мужчина. Мужчина сидел за столом напротив шефа и ждал, когда тот разрешит ему говорить.
-- Так, мистер, э-э-э... -- начал Тэйнк.
-- Спир, -- напомнил седоволосый, -- Эрик Спир.
-- Так, мистер Спир, теперь мы запишем ваши показания. -- Он посмотрел на одного из сержантов и кивнул, -- тот утопил на магнитофоне одновременно две клавиши: воспроизведения и записи. Мартин изучающе поглядел на Спира, и продолжил:
-- Сейчас повтори всё, что только что нам рассказал. Поехали...
И Эрик Спир второй раз поведал о том, что он заядлый грибник, и что сегодня с утра он пошёл в лес за грибами. Он рассказал, как к полудню собрал полную корзину грибов и стал невольным свидетелем убийства. Вначале он заметил невдалеке немолодую пару довольно странного поведения: мужчина бегал и прыгал, как малое дитя, и разговаривал сам с собой, не обращая внимания на женщину, еле поспевающую за ним. Ему сначала показалось, что у мужчины "не все дома". Но когда те приблизились, всё ещё не обнаруживая его, он узнал в молодых людях знакомых ему Шейлу и Пола Уипллов. От смущения, что его могут заметить, старик спрятался за ствол дерева. Но то, что он увидел позже, выглянув из-за дерева, заставило его похолодеть от страха! Пол Уиппл стоял на коленях, в то время как его супруга подошла к нему сзади, одной рукой схватила за волосы и потянула на себя, опрокинув мужу голову назад, а другой несколько раз полосонула по его шее ножом. Когда Пол безжизненно рухнул наземь, она отбежала на несколько шагов в сторону и принялась громко кричать, имитируя якобы нападение. Спир незаметно покинул укрытие: попятился назад, скрываясь из поля зрения за деревьями. Вернулся в город и сообщил в полицейский участок.
-- Я хорошо знаю эту девушку с детства. Она, мистер Тэйнк, немножечко того, мне всегда так казалось. Да и семья у неё не благополучная. Пьянчуга-отец держал их на кулаках... -- добавил Спир.
-- Хорошо, хорошо... Ты можешь пока идти. Мы ещё вызовем тебя. Так что, будь на месте. -- Тэйнк, довольный, откинулся на спинку стула, провожая взглядом единственного свидетеля преступления, и предался мечтам о том, какой дом он купит во Флориде на те деньги, которые предназначены за поимку Потрошителя (с шефом управления полицией штата, в Хелене, они не раз обсуждали этот вопрос вместе с губернатором: кому какой куш достанется, когда поймают маньяка?).
Седоволосый остановился в дверях и обратился к Тэйнку: -- Возможно, такое воспитание и повлияло на девочку... Я хотел бы просить вас...
Тэйнк рассмеялся: -- У нас у всех плохое воспитание. Что ж нам теперь, глотки резать? Всё это чушь собачья! Ладно, мистер Спир, до завтра, всего доброго!
Как только старик захлопнул за собой дверь, Тэйнк отдал приказание:
-- Арестуйте эту дерьмовую... -- "И золотую," -- про себя отметил он, -- Шейлу, и ко мне её. Аккуратнее, она вооружена. Вперёд, мальчики!
Когда сержанты во главе с Мартином покинули кабинет, капитан поднял телефонную трубку и попросил соединить его с губернатором. Спустя несколько секунд он подробно доложил о том, что Потрошитель, наконец, пойман.
-- Точнее, потрошительница, -- исправился Тэйнк, -- ко всеобщему нашему удивлению. И которая, к тому же, стоит полмиллиона. Я думаю, эти деньги...
-- Вот это сенсация! -- перебил его губернатор, и присвистнул. -- Вот это да! Такого не ожидает никто! Отлично, отлично... Сейчас доложу в Вашингтон. Надеюсь, президент не просто будет рад услышать такую новость. А тебя, Чарли, жду у себя с докладом и всеми подробностями. Проведём брифинг. Пора Америке вздохнуть спокойно. Старика этого отодвинь в сторону...ну, ты понимаешь, о чём я.
-- Надеюсь, деньги, господин... -- начал было Тэйнк.
-- Ну и дела! Женщина -- маньяк! Кто бы подумал! Столько лет! Ладно, жду тебя...
-- Господин губернатор, насчёт денег... -- но губернатор уже повесил трубку.
Тэйнк ещё долго сидел в состоянии прострации, и не мог прийти в себя от досады и понять, почему губернатор промолчал насчёт денег за поимку Потрошителя? В него закрались тревожные нотки опасения, что про него могут забыть...

* * *

В небольшом городке, что в центре Небраски, из окон дома номер 78 на Восток 12 стрит почти каждый вечер доносятся женские крики, детский плач и грубый мужской голос. В том доме живёт Роберт Поллит: пьяница, тиран, эгоист, изверг, фашист, псих, -- так про себя его называют жена и тринадцатилетняя дочь. Дня не проходит, чтобы он не избил их. А они терпят. Всю жизнь терпят. И дочь терпит. И жена терпит. И терпела, когда на её глазах он насиловал десятилетнюю дочь. Её дочь. И его тоже. Но об этом не знает никто, кроме них.
И почему-то до сих пор никто не знает в полиции, почему в пшеничном поле, ещё летом, были убиты два мальчика. Зверски убиты.
Все думают, что это какой-то маньяк.
Жаль только, что поля говорить не умеют: они-то всё знают, всё видели...

К О Н Е Ц
Категория: Детектив | Добавил: OwenRiddleBarker (02.01.2020)
Просмотров: 32 | Рейтинг: 1.0/1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Вход

Добро пожаловать, Гость!


Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!

Пульс форума

Поэтический дневник - День за днемПерейти к последнему сообщению
Форум: Личные дневники
Автор темы: yanesik
Автор сообщения: yanesik7991
Количество ответов: 364
Вопрос - ответ>>>Перейти к последнему сообщению
Форум: Административные вопросы
Автор темы: Maria_Sulimenko
Автор сообщения: Maria_Sulimenko
Количество ответов: 30
Поэтом можешь ты не быть...)))Перейти к последнему сообщению
Форум: Общение
Автор темы: AlesSanSun
Автор сообщения: Капелька
Количество ответов: 185
Авторские песни и каверыПерейти к последнему сообщению
Форум: Музыка
Автор темы: Lorenzia
Автор сообщения: Lorenzia
Количество ответов: 159
Детские страшилкиПерейти к последнему сообщению
Форум: Стихофлуд
Автор темы: nhuafu
Автор сообщения: vxczjoi
Количество ответов: 184

Топ форумчан


























Переводчик

с на

Гороскоп

Loading...

Цитаты великих

Мы в контакте

Статистика

Доступно только для пользователей
На связи: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Недавно сайт посетили:


Легенда: Админы, Модеры, VIP-пользователи, Авторы, Проверенные, Читатели
Dimitrios(43)

Старая форма входа

Рейтинг SIMPLETOP.NET Business Key Top Sites Проверка сайта