Поделись страницей

Категории

Миниатюра [195]
Мистика, ужасы [56]
Фэнтези [45]
Научная фантастика [8]
Сказка [52]
Детектив [4]
Романтика [28]
Юмористическая проза [25]
Реалистическая проза [42]
Рассказ [285]
Все, что не попадает под категории, или Вы затрудняетесь с их определением)

Приветствуем!


Поиск по сайту

Блог

Ф. Гарсиа Лорка о колыбельных
Категория: В помощь поэту
Нажмите для увеличения картинки

Лекция Ф. Гарсиа Лорки о колыбельных. Спасибо за наводку нашему автору Жене Стрелец (Age Rise).
 

Добавил: Lorenzia
Эльвира Барякина о диалогах в романе
Категория: В помощь писателю
Нажмите для увеличения картинки

Диалоги — это одно из самых проблемных мест в рукописях начинающих писателей. Как всегда, наиболее распространенная ошибка — это избыточность: ненужные описания, ненужные реплики, ненужные «украшательства». В диалогах особенно важно соблюдать принцип «Краткость — сестра таланта». Помните, что несколько лишних слов могут сделать разговор героев вялым или смехотворно вычурным.

Рассмотрим типичные ошибки...

Добавил: Lorenzia
Темп произведения
Категория: В помощь писателю
Нажмите для увеличения картинки
"Ваша книга кажется слишком затянутой" или "В вашей книге все делается "галопом по Европам"" -- это приговор чуть ли не 90 % отвергнутых рукописей. Писатель перечитывает свое произведение и никак не возьмет в толк, в чем дело. 


Речь идет вот о чем...

Добавил: Lorenzia

Облако тегов

Соцопрос

Почему Вы начали писать стихи/прозу?
1. Меня это всегда привлекало...
2. С детства пишу, не помню уже...
3. Сам(а) не знаю
4. Потому что у меня талант
5. Сложно сказать...юность, первая любовь и т.д.
6. Когда-то друг попросил сочинить поздравление в стихах, а там понеслось...
Всего ответов: 97

Проза

Главная » Проза » Малые жанры » Мистика, ужасы

Школа страха
     Наступил первый день осени, День знаний, первое сентября. На улице с самого утра, стояла невыносимая жара, а на безоблачном голубом небе, ярко светило солнце. Во дворе средней школы номер 125, собралось огромное количество людей. Нарядные учителя, вместе со своими нарядными подопечными, выстроились по периметру асфальтированного школьного двора, а родители стояли чуть дальше, позади. В центре выступали ученики младших классов: четыре мальчика и четыре девочки, без особого удовольствия танцевали какой-то несложный танец, щурясь от солнца. Ежегодная торжественная линейка, в честь Дня знаний, была в самом разгаре. На праздник пришла и Оля Николаева. На ней было лёгкое чёрное платье и остроносые босоножки. Обе руки школьницы были украшены широкими железными браслетами, а в ушах болтались тяжёлые серьги в форме крестов. В этот день, Оля, как обычно, немного опоздала и теперь пыталась найти свой класс, недовольно толкаясь в галдящей толпе. Задача для неё осложнялась тем, что она не знала, как выглядят её одноклассники. Этим летом, её семья переехала, и Оле пришлось перевестись в новую школу. В лицо она знала только классную руководительницу. Но вот имя и отчество учительницы, как назло вылетели у неё из головы. Так хоть, можно было бы спросить у кого-нибудь, где её найти.  Пришлось и дальше справляться своими силами, то есть, расталкивать локтями толпу и внимательно смотреть по сторонам. Тем временем, танцевальный номер был закончен и на сцену (вернее, на заменяющий её кусок асфальта), вышла девочка, лет двенадцати, облачённая в украинский национальный костюм. Всё было ничего, пока девочка не запела. Её пение, на Олин взгляд, больше походило на истошные вопли грешников в аду. «Хай живее, хай живее нади-и-ия, хай земля, хай земля ради-и-ие…» - выла девочка, что было сил. У Оли даже зубы разболелись от этих звуков, и она искренне понадеялась, что песня будет короткой. Школьница продолжала протискиваться сквозь толпу наугад. «Хай земля, хай земля – а -а, ради-и-и-и-и-е-е» - звучало у неё в ушах.
«Какой кошмар, лучше бы продолжались танцевальные номера. Это же, какие нервы надо иметь, чтобы это вытерпеть!» - подумала про себя Оля.
- Николаева! – послышалось откуда-то сзади. Определить откуда именно, было проблематично, в ушах звенел пронзительный голос девочки в украинском костюме и Оля пошла наугад. Снова пришлось расталкивать всех локтями и, пройдя всего пару метров, школьница буквально наткнулась на свою классную руководительницу и моментально вспомнила, как её зовут: Татьяна Валентиновна Гусева. Это была молодая женщина, лет тридцати пяти. Длинные тёмно-русые волосы Татьяны Валентиновны, были по учительски заколоты в некое подобие «гули», только чуть более замысловато. Она была одета в ярко-красную блузку и чёрную прямую юбку, чуть ниже колен.
- Николаева! Ты что оглохла? Я тебя уже пол часа зову, а ты ходишь, толкаешься, мешаешь людям наслаждаться концертом!
- Я не слышала, - ответила Оля, и про себя удивилась: оказывается ЭТИМ можно наслаждаться?! Она намеренно стала позади своих одноклассников, чтобы все они были в поле её зрения, и принялась их рассматривать. В это время, к величайшей радости Оли Николаевой и многих других учеников, учителей и родителей, песня закончилась. Следующим номером программы, была спортивная гимнастика, и Оля вздохнула с облегчением: хорошо хоть больше никто не поёт.  Впереди неё, как бы отдельно от всех остальных, стояли две девушки, одетые в практически одинаковые чёрные плиссированные юбки и белые блузки. В руках каждая из них, держала по жиденькому букетику цветов, а на головах новоиспечённых одиннадцатиклассниц, красовалось по два больших белых банта. Николаева теперь с интересом принялась  рассматривать каждую из них по отдельности. Та, что стояла ближе к Оле, была крашеной брюнеткой с волосами средней длины, и маленькими, широко посаженными глазами. Когда-то давно, ещё в начальных классах, Оля Николаева ходила в школу изобразительных искусств. Рисовать она так и не научилась, но сейчас ей чётко вспомнились слова учительницы: «Когда вы рисуете лицо, чтобы пропорции были верными, глаза рисуйте на таком расстоянии друг от друга, чтобы между ними мог бы поместиться ещё один глаз». На лице же, крашеной брюнетки, между её маленькими глазками, поместилось бы ещё три пары глаз, как минимум, не спасал даже умело выполненный макияж. Рядом с ней стояла субтильная блондинка среднего роста. Её длинные волосы были завиты, и насмерть зацементированы лаком, а на макушке красовались два белых банта. Она улыбалась своей подруге, большими ядовито-розовыми губами. Вдруг, как будто почувствовав на себе Олин взгляд, блондинка резко повернула голову, и, прищурившись, внимательно посмотрела на новую одноклассницу. Затем что-то шепнула на ухо брюнетке, после чего обе рассмеялись, но Оля не обратила на это никакого внимания.  Дальше, с унылыми лицами, стояли двое щупленьких пареньков: один высокий, худой, с ярко-рыжими, торчащими в разные стороны волосами; второй низенький, слегка полноватый блондин. Оба усиленно делали вид, что внимательно смотрят выступление. Рядом с ними, стояла влюблённая парочка: высокая, смуглая брюнетка в бордовом платье и светловолосый паренёк в бирюзовой рубашке и джинсах. Они постоянно держались за руки, и, казалось, никого и ничего, кроме друг друга, не замечали. Это были все Олины одноклассники, которые явились на линейку. Видимо, школьники решили продлить себе летние каникулы, хотя бы на один день. Оля так увлеклась своими мыслями, что даже не заметила, как к ней подошли три школьницы, которых она раньше не видела. Они появились из-за угла школы, распространяя вокруг себя крепкий табачный аромат, наверное, отходили покурить.
-Ты и есть обещанная новенькая? – задала вопрос, ответ на который был очевиден, светловолосая. Она была не худая и не полная. Средний рост, прямые волосы до плеч, прямой нос, крупный рот, весёлые голубые глаза. На ней было тёмно-синее платье, а на обеих руках болталось множество разноцветных браслетов.
-Да, это я, - ответила Оля.
-А мы старенькие, - хихикнула она в ответ светловолосая, - Как тебя зовут?
-Оля Николаева.
-А я Юля Ефимова, а это мои подруги Кристина Шапкина и Наташа Ворсова. А ты, из какой школы перевелась?
-Из 148, - машинально ответила Оля, рассматривая теперь Кристину и Наташу. Наташа была небольшого роста, немного полноватая, с румяным лицом и невероятно большими глазами, ярко-зелёного цвета. Тёмно-русые волосы девушки, доставали ей почти до пояса. На ней были тёмные джинсы и жёлтая майка. Кристина же наоборот была высокой и стройной. Обесцвеченные волосы смешно торчали коротким ёжиком у неё на голове. Черты лица её были правильными, пропорциональными и вполне симпатичными.
-Да это же хрен знает где! Как же ты туда добиралась? – удивилась Юля.
-Я там жила. Этим летом мы переехали, мне пришлось сменить школу.
-Вот это тебя занесло! С другого конца города. Жалеешь, что переехала? – вступила в разговор Кристина, хлопая длинными ресницами, жирно накрашенными голубой тушью.
-Да, конечно. У меня там остались все подруги, друзья, а погулять туда не наездишься, далеко.
-А почему переехали, если не секрет? – поинтересовалась Наташа.
-Не секрет. Всю жизнь мы жили на съёмных квартирах, на последней квартире прожили дольше всего, шесть лет. Потом умерла моя двоюродная бабушка и оставила нам в наследство квартиру недалеко отсюда.
     Вскоре праздничная «линейка» закончилась, и Татьяна Валентиновна повела всех своих учеников в класс. Оля знала, что новая школа большая, но не думала, что до такой степени. Когда оформлялись документы, ей не пришлось ходить дальше первого этажа, а их в школе было четыре. Начиналась школа с огромного холла, с множеством ответвлений, дверей, коридоров. Высоченный потолок подпирали массивные светлые колонны, украшенные замысловатыми узорами. С первого этажа, поднимались вверх целых четыре высоких, широченных лестницы. Олин класс, 11й «Б» располагался на четвёртом этаже. Оля Николаева старательно пыталась запомнить дорогу в свой класс, но не была уверенна, получилось ли. Небольшая группа учеников, во главе с классной руководительницей, поднялись на четвёртый этаж, свернули  в одну из множества реквиаций и повернули направо. Двери всех классов, в своём большинстве, были одинаковыми. Оля запомнила, что их класс четвёртый по счёту после поворота. Каждый сам выбирал себе место и Оля по привычке села за одну из последних парт. С ней села Юля Ефимова, а впереди них Кристина Шапкина и Наташа Ворсова. Так как, учеников пришло мало, перед ними осталось ещё несколько свободных парт. На соседнем ряду посередине сели щупленькие пареньки, на заднюю парту брюнетка в красном платье со своим поклонником, а одну из первых парт заняли блондинка и брюнетка  бантами. Татьяна Валентиновна отправила всех мальчиков, которые были в наличии, в библиотеку: получать книги.
-И передайте остальным! Тем, кто не соизволил явиться на первое сентября! Пусть завтра сами идут в библиотеку, занимают очередь и получают книги! И пусть только попробуют опоздать из-за этого хоть на один урок! – в эти несколько фраз, Татьяна Валентиновна вложила максимум эмоций и мимики, стараясь, чтобы угроза звучала, как можно серьёзнее.
-У вас такая школа огромная, тут и заблудиться можно, - прошептала Оля соседке по парте.
-Ничего, привыкнешь быстро. Хочешь, мы тебе сегодня проведём небольшую экскурсию по школе?
-Экскурсия не помешает, только вряд ли я с первого раза всё запомню, - улыбнулась Оля.
-Кстати, мы завтра на концерт идём. Хочешь с нами?
-На какой? – заинтересовалась Оля.
-Группа «Смерть и коса» будет перепевать песни группы «Кисс».
-Конечно, пойду! Обожаю «Кисс»!
-Тогда поехали с нами после школы за билетами.
-Хорошо!
-Смотри, сейчас Белкина вон тот веничек подвявших цветочков будет классухе вручать.
         Оля наблюдала за тем, как со своего места встала брюнетка с «неправильными глазами» и направилась к ещё немного раздражённой Татьяне Валентиновне.
-Татьяна Валентиновна, поздравляем вас от всего класса с первым сентября! Оставайтесь такой же доброй и красивой, мы вас очень любим!..
Её речь длилась ещё около пяти минут. Оля удивилась:
-Она её как на юбилей какой-нибудь поздравляет, вон какую речь заготовила!
-Она и её подруга – обычные подхалимки. Вон сейчас как распинается, а когда стояли на улице, она говорила про неё гадости.
-Неудивительно, они мне сразу не понравились, - сказала Ольга.
        Белкина закончила свою поздравительную речь, вручила классной руководительнице букет и вернулась на своё место.
-Спасибо, Мариночка. Спасибо 11й «Б». А теперь достаньте листики и ручки и запишите расписание на эту неделю. И передайте остальным, - на этой фразе голос учительницы набрал дополнительных оборотов, - пусть только попробуют не знать расписания, я им устрою сладкую жизнь!
        Минут через пятнадцать, все разошлись по домам, а Оля со своими новыми подружками пошла, осматривать школу. Для удобства, начали с четвёртого этажа. Они вышли из закоулка, в котором находилось несколько классов, и оказались в огромном коридоре, длинною около ста метров, а шириной не меньше четырёх. Стены, дверные проёмы, рамы на многочисленных окнах, всё было ярко-голубым. Юля, Кристина и Наташа в один голос, комментировали каждый поворот, каждое ответвление и закоулок. На всех этажах была совершенно разная планировка. Архитектурная задумка, по мнению Оли Николаевой, была довольно странной. Ей даже стало немного жутковато в этом здании-монстре, несмотря на то, что было светло, и она была не одна. Оживлённо болтая, девушки бродили по школе, потеряв счёт времени. Здесь, во все стороны расходились витиеватые тёмные коридоры, и было множество дверей, ведущих неизвестно куда, некоторые из них были приоткрыты. Одноклассницы, весело рассказывали Оле о предназначении каждого кабинета и каждой подсобки.
     После экскурсии, подруги поехали за билетами, которые продавались в «Кино Концертном Комплексе» и даже по меркам учениц средней школы, стоили совсем недорого. Оля бережно вложила свой билет в школьный дневник, перед тем, как влезть в набитый людьми автобус.
     Вернувшись, домой, Оля сделала себе целую гору бутербродов с колбасой и сыром, большую кружку крепкого чёрного кофе без сахара и включила телевизор. Тут же из кухни вышла её мать и стала расспрашивать про школу:
-Ну, рассказывай!
-Что рассказывать? – удивилась Ольга.
-Как тебе новая школа?
-Нормально.
-Познакомилась уже с кем-то?
-Да. Всё там нормально. Я хочу спокойно посмотреть телевизор! – Олю злило то, что из-за пустой болтовни, она уже пропустила почти пол серии любимого сериала «Друзья».
-Не ешь так много хлеба, растолстеешь.
-Я в курсе.
Отец Оли, услышав из кухни разговор и предугадав, что назревает скандал, решил вмешаться:
-Света! Иди сюда, помоги мне приготовить ужин.
-Сейчас! Чайник пока поставь и почисти картошку! – крикнула она в ответ и продолжила прерванный разговор с дочерью:
-Ну, расскажи что-нибудь про школу.
-Что именно?
-Ну, какая она?
-Стены, потолок, пол, крыша, двери, окна…, а какой она должна быть?
-Грубиянка! – воскликнула мать и удалилась на кухню. Оттуда уже доносилось громкое шипение сковородки.
Оля, довольная тем, что ее, наконец, оставили в покое, досмотрела сериал,  не спеша, приняла ванную и отправилась в свою комнату, решив немного почитать перед сном. Ужин был готов часам к девяти вечера, и школьница решила от него отказаться. В последнее время она действительно немного поправилась и решила не злоупотреблять едой хотя бы на ночь. Закончила читать она около двенадцати, потушила свет и легла спать.
        Оля опоздала на первый урок всего на пару минут. Когда она вошла в класс и, извинившись перед учительницей, которую видела впервые, заняла своё место, остальные ученики уже сидели на своих местах, уткнувшись в толстые учебники и раскрыв тетради. Оля, стараясь создавать как можно меньше шума, раскрыла рюкзак и тоже выудила толстый учебник, тонкую тетрадь и дневник. Вдруг, она почувствовала, что что-то не так, но понять что именно, не могла. Несколько секунд она пыталась сообразить, в чём же дело, а потом поняла: всё дело в тишине. В одно мгновение наступила абсолютная, и безумно пугающая тишина. Оля не слышала, ни тиканья больших настенных часов, ни шороха перелистываемых страниц учебников, ни тихого шёпота учеников, вообще ничего. Ни единого звука. Она обвела взглядом класс и с ужасом обнаружила, что он пуст. Оля сидела в классе совершенно одна, среди пустых парт, на которых, так и остались лежать раскрытые учебники и тетради. Оля, вскочив со своего места, подбежала к двери, но она была заперта. Класс начал быстро наполнятся то ли дымом, то ли туманом, и через несколько секунд, она уже ничего не могла рассмотреть, но чувствовала, что кто-то приближается к ней. Этот кто-то тихонько подкрадывается к ней, и вот, в густом тумане уже можно различить его чёрные, полные нечеловеческой злобы глаза. Прозвенел будильник, и Оля подскочила на кровати, тяжело дыша.
      В классе, ученики, заняли те же самые места, что выбрали себе вчера, а те, кто отсутствовал первого сентября, сели там, где было свободно. Когда все расселись, свободными осталось всего две или три парты. Первый урок, «биологию», вела классная руководительница, Татьяна Валентиновна. Перед началом занятий, она сделала перекличку и осталась довольна: все двадцать восемь человек, имеющихся в списке, присутствовали. Оля достала тетрадь, на обложке которой, был изображен Мэрилин Мэнсон, и приготовилась писать. Все сорок пять минут, отведённые на урок, учительница, быстро диктовала какие-то термины и понятия, а ученики старательно их записывали. Первая перемена длилась десять минут, но Юля, Кристина и Наташа, успели сводить Олю в одну из реквиаций на первом этаже и познакомить с двумя своими подружками из 11 «В». Их звали Аня и Анджела, и они понравились Оле. Прозвенел звонок на урок, и пришлось, сломя голову, нестись на четвёртый этаж, чтобы не опоздать на химию. Минут через пять после начала урока, пришла учительница. Это была молодая женщина, лет двадцати восьми, невысокая, стройная блондинка с  короткой стрижкой. Её звали Тамара Николаевна Воробьёва. Она попросила всех взять с собой тетради и ручки, и повела 11 «Б» в класс химии. Он также располагался на четвёртом этаже, только в другом конце главного коридора. Там лаборант им выдал какие-то пробирки и под руководством Тамары Николаевны все стали смешивать какие-то цветные жидкости. Оля только создавала видимость действий, на самом деле она ничего не смешивала. Школьнице хватило подобных опытов в старой школе, когда, благодаря ей, при схожих обстоятельствах, случился небольшой взрыв, но этого небольшого взрыва хватило, чтобы почти полностью лишить волос Вику Румынову. Был большой скандал, все знали, что Оля Николаева её терпеть не могла и решили, что она сделала это специально. Но как бы Оля могла сделать такое специально, если она ничего не понимала в химии?  Такой вопрос почему-то в голову никому не приходил. Олю даже хотели исключить из школы, но всё обошлось. А Вике Румыновой, пришлось ещё пол года ходить в парике. Сейчас, Оля старательно рассматривала каждую колбочку, наполненную цветной жидкостью и ставила её на место. Остальные что-то смешивали и показывали друг другу результат. Сидящая рядом с Олей, Юля Ефимова тоже ничего не делала, видимо, и у неё имелся печальный опыт в этой сфере. Вдруг, уже известная Ольге, Марина Белкина,  брюнетка с « неправильными глазами», подняла руку. Тамара Николаевна вопросительно кивнула ей.
-Тамара Николаевна, - громко произнесла Марина, - а Юля Ефимова и новенькая, как её там, не смешивают ничего, а только делают вид! Почему одни должны работать на уроках, а другим можно расслабляться?
«Ну, ничего себе поворот! И она серьёзно думает, что ей такое просто сойдет с рук? Ну и сволочь! Жаль, что я не помню, что тогда смешала, сидела бы ты сейчас без волос, милая моя!» - пронеслось в голове у Оли. Она вопросительно посмотрела на Ефимову, та кивнула в ответ, как бы подтверждая степень подлости одноклассницы. Тамара Николаевна подошла к их парте и спокойно ещё раз объяснила, что нужно делать. Белкина и Венькова (блондинка с ядовито-розовыми губами) прямо позеленели от злости, они-то, видно, ожидали скандала с демонстративным отниманием дневников и демонстративными двойками на пол страницы, но не вышло. После урока химии, должны были быть ещё алгебра и геометрия, но их, к общему восторгу учеников, отменили и всех отпустили домой.
     Оля Николаева попрощалась со своими подругами, и уже направилась в сторону своего дома, когда вспомнила, что оставила в классе дневник. Конечно, это была не такая уж важная вещь, пусть бы валялся в школе до завтра, а то и совсем потерялся, можно и новый купить, в конце концов. Но в дневник был вложен билет на концерт, а концерт должен был состояться уже через несколько часов, так что, пришлось возвращаться. Школа почти полностью опустела, когда Оля Николаева, уныло брела к классу химии. По дороге ей встретилась девочка, лицо которой, показалось ей смутно знакомым. Уже когда они прошли друг мимо друга, Оля вспомнила, что это та самая девочка, которая пела на «линейке». Оля Николаева проводила её взглядом, даже не догадываясь, что видит её живой в последний раз. Она забрала свой дневник с билетом, а вечером, прекрасно провела время на концерте.

     Утром, на первом этаже, Оля встретила Юлю, Кристину и Наташу. Они что-то оживлённо обсуждали сразу в три голоса, при этом бурно жестикулируя.
-Привет! Кого обсуждаем? – поинтересовалась она.
-Труп! В школе труп нашли! – возбуждённо сверкая глазами, воскликнула Юля.
-Какой труп? – не поняла Оля.
-Труп Ирки Лобовой! Похоже, её убили! – выкрикнула Наташа.
-Кто такая Ира Лобова и что вообще происходит? - спросила Оля, но Кристина схватила её под руку и потащила к лестнице:
-Пойдём, а то уже все ходили смотреть, кроме нас! Убили прямо в школе, представляешь? Ты её, кстати, знаешь!
-Я здесь ещё никого, кроме вас, не знаю, - вяло возразила Оля.
-Ну, видела, - поправила себя Кристина. – Помнишь, она на концерте пела? В украинском костюме.
-Помню.
-Ну, вот, это её убили! – сказала Кристина, и потащила вяло упирающуюся Олю вверх по лестнице, смотреть труп. На четвёртом этаже собралась целая толпа учеников, которая плотным кольцом оцепила место происшествия, ученики вытягивали шеи, чтобы получше рассмотреть кровавую картину. Юля, Кристина и Наташа ловко пробились сквозь толпу и помогли пролезть Ольге. Со всех сторон слышались удивлённые возгласы, сочувственные вздохи, ругательства и тихие всхлипы. Картина действительно была не для слабонервных: посреди коридора, в неестественной позе, лежала Ирина Лобова. Серый каменный пол, был обильно залит кровью, которая уже успела подсохнуть. Живот девочки был вспорот крест на крест, в страшных ранах были видны обнажённые внутренности. Тут подоспели учителя и милиция, школьников разогнали по классам.
-Я её только вчера живой видела, - сказала побледневшая Оля своим новым подругам, - когда за дневником возвращалась.
-Тебе повезло, ты могла оказаться на её месте, - сказала Юля. Оля Николаева ничего не ответила, только побледнела ещё сильнее.
К концу первого урока, следы произошедшего были полностью ликвидированы, но, несмотря на это, школьники замедляли шаг, проходя страшное место, и смотрели на свежевымытый пол, с откровенным любопытством и затаённым страхом. Уроки проходили вяло, ни учителя, ни ученики не могли сосредоточиться на том, чем они занимаются. Всё равно все мысли, и разговоры плавно перетекали на тему зверского убийства школьницы. После уроков, Кристина предложила выпить пива и немного развеяться после тягостного дня. Вокруг школы, располагалось множество дворов, и школьницы, затарившись пивом, забрели в один из них. Они нашли  столик, в тени массивного дуба, закурили, разлили пиво по пластиковым стаканчикам. Кровавая картина так и стояла перед их глазами. Школьницы, переполненные эмоциями, то говорили в четыре голоса, то все вместе замолкали, и тогда наступала тягостная тишина. Чтоб хоть немного её заполнить, они фоном включили музыку на Олином телефоне. Но тут произошла неприятность: Оля достала из пачки ментоловую сигарету и потянулась за зажигалкой на другой конец стола, зацепила полный стаканчик с пивом, и всё его содержимое выплеснулось на телефон. Музыка смолкла, экран телефона погас, теперь светились только кнопки. Все внимательно смотрели на то, как на уже почти «умершем» телефоне лопаются последние пузырьки пивной пенки. Первой опомнилась Кристина:
-Быстрее доставай из него батарею! –  громко прокричала она Оле, хлопая невероятно длинными ресницами, накрашенными ярко-голубой тушью.
     Телефон разобрали, обтёрли сухими салфетками и положили сушиться на солнце, впрочем, Оля мало надеялась на то, что это его спасёт. Ближе к вечеру, она отнесла его в ремонт, ей обещали в течение трёх-четырёх дней сделать всё возможное для того, чтобы телефон снова работал. Она и представить себе не могла, чем обернётся для неё потеря связи.
    Ночью Оле снова снилась школа. Сон, как и предыдущий, был тревожным и неприятным. Оле снилось, что она бродит одна по огромным пустым коридорам школы, и не может найти выход. Она чувствует, что за ней кто-то наблюдает, озирается по сторонам, но никого не видит. Оля закричала от страха и проснулась, причём, на пол часа позже, чем было нужно. Мама и папа давно были на работе, они всегда уходили, когда Оля ещё спала, а телефон, на котором каждое утро звонил будильник, находился в ремонте, поэтому разбудить её было некому и нечему. Школьница быстро собрала рюкзак, почистила зубы, кое-как накрасилась и выбежала из квартиры. Как назло не работал лифт, пришлось бегом бежать по лестнице с самого восьмого этажа. Погода, по сравнению с предыдущими днями, резко изменилась. Из-за чёрных туч было темно. Обезумевший ветер больно швырял в лицо пыль, путал волосы. По дворам летал лёгкий мусор: пакеты, бумага, жестяные банки, пластиковая посуда. Против такого ветра было трудно идти, трудно было  даже дышать. Оля подошла к одной из высоких белых лестниц и стала спускаться в школьный двор. Вокруг не было ни души. Оля посмотрела на часы: первый урок начался пятнадцать минут назад. Вдруг её взгляд остановился на школе: красное кирпичное здание на фоне чёрного неба. Растущие почти впритык к школе деревья изгибались и скрипели от мощных порывов ветра. В груди колыхнулось какое-то неясное чувство тревоги. Оля постаралась отбросить неприятные мысли и поспешила на урок. Когда она вошла в класс, учительница, которую Оля видела впервые, писала какие-то математические уравнения на доске. Учительница была пожилой подтянутой дамой в строгом коричневом костюме. Она долго и нудно отчитывала Ольгу за опоздание, а потом снова принялась писать на доске. Школьница села на своё место и тихо спросила у Юли:
-Что сейчас за предмет?
-Алгебра.
-А что за учительница?
-По алгебре, - хихикнула Ефимова.
-Я серьёзно!
-Федотова Анна Алексеевна. Не любит когда опаздывают, терпеть не может тех, кто сидит на задних партах и если увидит или услышит, что на уроке кто-то разговаривает, сразу выгоняет из класса, а если зазвонит мобильный – это вообще катастрофа.
-Ну, звонок на мобильный мне точно не грозит после того, как он в пиве поплавал. Но, думаю, у меня всё равно нет шансов ей понравиться.
Оля Николаева ничего не стала писать в тетради. Она решила, раз всё равно много пропустила, когда опоздала на урок, лучше потом у кого-нибудь переписать всё полностью. Школьница задумалась о чём-то своём и незаметно для себя самой, на первой странице тетради нарисовала мордочку чёртика.
-Хорошенький, - похвалила Юля.
Пожилая дама, тем временем, закончила писать на доске и уткнулась в журнал. Оля, не ожидая ничего плохого, принялась рисовать ещё одну мордочку:
-Чтобы чёртику было не скучно, - объяснила она соседке по парте.
-Та-а-ак, - металлическим голосом произнесла Анна Алексеевна, - Николаева, встань.
Оля так увлеклась рисованием, что не сразу поняла, что учительница обращается именно к ней. Юля толкнула её в бок, Оля встала.
-Бери свою тетрадь и иди к доске.
-Почему я? – невольно вырвалось у школьницы.
-Потому что ты новый человек в этой школе и мне интересен уровень твоих знаний. Выходи, выходи, не стесняйся. И тетрадочку не забудь.
Юля подсунула к Оле свою тетрадку, но седовласая дама сразу же пресекла их попытку:
-Нет, не Юлину, а свою.
Оля закрыла свою тетрадь и вышла к доске.
-Ну, что ты стоишь как засватанная, вытри с доски, возьми в руки мел!
Школьница медленно вытерла доску, и нехотя взяла в руку мел.
Учительница продиктовала задачу, Оля с горем пополам и подсказками из класса, записала краткое условие этой задачи и замерла, ожидая новых подсказок.
-А теперь открывай тетрадь и пиши формулу.
Оля Николаева, открыла тетрадь и задумчиво уставилась в неё, изображая умственную деятельность. С белого клетчатого листа, на неё смотрели и улыбались две хорошенькие мордочки с рожками.
-А какую именно формулу писать? Здесь их много, – как можно убедительнее произнесла Оля, надеясь на подсказку из класса. Тут к её величайшей радости прозвенел звонок на перемену. Оля внутренне сжалась, ожидая фразы, вроде: «звонок для учителя», но на этот раз обошлось. Видимо, у учительницы были свои планы на эту перемену.
-Ладно, Николаева, садись. Будешь решать эту задачу на следующем уроке, т.е. завтра, - смилостивилась Анна Алексеевна.
-А теперь запишите домашнее задание и можете быть свободны.
Оля вернулась на свое место, и они с Юлей тихонько засмеялись.
-Повезло тебе!
-Не то слово!
-Пойдёмте, покурим? – повернувшись к ним, спросила Кристина.
Но тут в класс вошла классная руководительница:
-Так! Все сели на места! На этой перемене проведем классный час!
Школьники недовольно загудели, но послушались.
-Нам нужно решить вопрос уборки класса, - громко произнесла Татьяна Валентиновна.
-Как вы хотите, можно сдавать по десятке в месяц на уборку и тогда не нужно будет дежурить или будете по два человека оставаться после уроков и мыть полы самостоятельно.
В ответ раздалось возмущённо гудение: мнения разделились. Руку подняла блондинка, подруга Белкиной. Её волосы, как и вчера, были завиты и залакированы так, что даже не шевелились, когда она вертела головой, только в этот раз отсутствовали  нелепые праздничные банты.
-Говори, Диана.
-Мы считаем, - при этом она выразительно посмотрела на Белкину, а затем снова перевела взгляд на учительницу, - что будет лучше, если мы сами будем мыть наш класс, - с гордым видом произнесла она. По классу пронёсся гул неодобрения.
-Давайте лучше проголосуем! – выкрикнула Юля, надеясь на здравый смысл большинства своих одноклассников.
- Хорошо, - проговорила классная руководительница, - голосуем. Поднимите руку те, кто за то, что бы сдавать деньги. – Она посчитала поднятые руки, - А теперь те, кто за то, чтобы дежурить. Хорошо. Тринадцать человек против дежурства, пятнадцать «за». Значит, решено. С сегодняшнего дня начинаете дежурить.
-Офигеть! – возмутилась Юля.
-Жлобы! – вырвалось у Оли. Видимо, получилось немного громче, чем ей хотелось.
-Та-ак, - глядя на Олю с Юлей, сказала Гусева. – А начнём мы с тех, кто больше всех разговаривает. Сегодня у нас дежурят: Ефимова и Николаева.
-Сегодня же и так восемь уроков! – В один голос возмутились девушки.
-Ничего страшного. Всё, классный час окончен, - поставила в разговоре точку Татьяна Валентиновна и удалилась. Тут же прозвенел звонок на урок.
-Да, не повезло, это не то слово! – обиженно пробормотала Оля.
-А следующие, наверное, мы, - сказала Наташа, повернувшись к ним. – Насчёт «жлобов», я полностью с тобой согласна.
      Начался следующий урок: «экономика», а за окном всё так же бушевал ветер, он со свистом врывался в щели деревянных оконных рам, и, казалось, готов был вот-вот перерасти в ураган. Если бы в классе не горел свет, было бы совсем темно. Тучи неподвижно висели в небе плотным тёмно-серым полотном, но дождя не было. Оля почти не слушала, что говорит учительница, и ничего не записывала. Она погрузилась в свои мысли, они были ещё более мрачными, чем погода. Ей жутко не хотелось оставаться в школе после уроков, особенно после того, что произошло с Ирой Лобовой.
Прозвенел звонок на перемену, но Оля этого даже не заметила.
-Оля! Не спи! Перемена уже, а ты всё сидишь с умным видом. Ты не заболела? Вид у тебя какой-то странный, - сказала Юля, заметив Олино состояние.
-Нет, - Оля помотала короткими чёрными кудрями, - всё нормально.
-Так ты идёшь курить?
По дороге Юля, Наташа и Кристина разговаривали и смеялись, а Оля молчала и практически не слушала, о чём говорят подруги. На душе как будто лежал камень. Школьницы вышли на улицу. Ветер гонял по школьному двору мусор, путал волосы, гнул, посаженные много лет назад учениками, деревья. Девушки зашли за угол школы и долго не могли подкурить сигареты. Пламя Юлиной одноразовой зажигалки постоянно гасил ветер. Оля долго рылась в рюкзаке и, наконец, достала большую яркую зажигалку с фонариком, которую купила вчера утром. Пламя этой зажигали, не гасло на ветру. Все, наконец, закурили.
-Ну и погодка, - сказала Наташа. – А небо, какое чёрное! Как в фильме ужасов!
 Началось обсуждение фильмов ужасов, но Оля, как ни старалась, не могла вникнуть в разговор.
-Я, наверное, домой пойду, - сообщила она подругам.
-Тебе плохо? Ты заболела? – спросила Наташа.
-Нет. Что-то, нет настроения, учиться, - грустно ответила Оля.
-Сейчас физика будет. Учительница – зверь! Не советую тебе сбегать с её урока. Она этого тебе не простит. Тем более, мы с тобой дежурим сегодня, классуха тебя съест! – Сказала Юля. – Пойдёмте в школу, скоро звонок на урок.
Оля безнадёжно вздохнула и поплелась вместе с остальными в класс. Время на уроках тянулось бесконечно долго. У Оли разболелась голова, но она мужественно высидела все уроки. Её все раздражали, настроение окончательно испортилось, хотелось на ком-то отыграться. Оля косилась на Белкину и её подружек, ожидая, что кто-нибудь из них, подкинет ей повод для ссоры и появится повод «выпустить пар», но они, как будто почувствовав её настроение, вели себя тихо и даже не смотрели в её сторону. Когда прозвенел звонок с последнего урока, все ученики быстро собрали вещи и покинули школу. В большинстве классов, занятия давно закончились, восемь уроков, в расписании – это редкость. Оля и Юля остались убирать. Белкина, выходя из класса, не упустила возможности поддеть дежурных:
-Мы с Веньковой понаблюдали бы за вашим упорным трудом, но нам, к сожалению, нужно идти на кружок вышивания, - сказала Марина, и они с Дианой Веньковой громко рассмеялись. Оля швырнула в них тряпкой, и им пришлось ретироваться.
      Оля и Юля набрали в грязное ведро воду, и, поделив класс на две половины, начали неохотно возить по полу вонючими тряпками, предварительно набросив их на расшатанные старые швабры. Самым противным было, взять тряпку в руки и выкрутить. Девушки мыли полы и проклинали тех, кто проголосовал за то, чтобы убирать самим. Юля закончила мыть свою половину, когда Оля не помыла ещё и третей части своей. Она была непривычна к такого рода работе. Оля не хотела оставаться одна в классе, но, видя, как Юле хочется поскорее уйти домой, сказала подруге, что закончит сама и ждать её вовсе не обязательно. Юля радостно упорхнула домой. В тишине опустевшей школы, Оле долго были слышны её удаляющиеся шаги. Школьница провозилась с мытьём полов ещё минут пятнадцать. Потом, схватив свой рюкзак, она вышла и заперла класс на ключ, предварительно оставленный ей классной руководительницей. Руки невыносимо воняли тряпкой, ей было просто необходимо их срочно вымыть. Ближайший туалет располагался на третьем этаже. Она спустилась по пустой лестнице на один этаж, прошла прямо по коридору, затем свернула направо, в одно из ответвлений коридора. Уже намылив руки серым обмылком, лежащим в общей мыльнице, она вспомнила, что забыла вылить грязную воду из ведра. Возвращаться, отпирать класс и тащить в туалет ведро не хотелось. Оля решила, что ничего страшного не произойдёт, если она сделает это завтра утром. Николаева вымыла руки и смочила прохладной водой лоб. Её голова просто раскалывалась, от боли темнело в глазах. У Оли такое иногда бывало, когда поднималось давление. Но на этот раз случилось то, чего никогда до этого дня не было: она потеряла сознание и упала на грязный пол школьного туалета, сильно стукнувшись головой о стену.
      Вскоре школу покинули засидевшиеся допоздна учителя, завучи, закончился рабочий день у техничек. Никто не заглянул в женский туалет на третьем этаже, где с разбитой головой лежала ученица 11го «Б» класса, Ольга Николаева. На улице всё так же завывал ветер, разбрасывая мусор по опустевшему школьному двору.
      Она открыла глаза и, одновременно с этим, почувствовала острую боль в районе затылка. Сначала Оля не могла понять, где она находится. Густая чёрная темнота скрывала всё, что находилось вокруг. Школьница пролежала на холодном полу ещё несколько минут, пока не вспомнила где она и как сюда попала. Оля не знала, сколько прошло времени с тех пор, как она потеряла сознание. С трудом, поднявшись с пола, она нащупала выключатель и зажгла свет. За окном давно стемнело, и Оля пришла в ужас от мысли, что кроме неё, скорее всего, в школе никого нет. Она старалась успокоить себя, справиться с окатившей её волной страха. «Наверняка в школе есть кто-нибудь кроме меня. Может быть охрана? Или школа на сигнализации? Если так, то плохи мои дела. И всё же, надо поискать кого-нибудь живого». Девушка осторожно потрогала затылок, и её  пальцы стали липкими от крови. Оля поморщилась от боли. Немного подумав, она стала быстро рыться в рюкзаке, но потом резко остановилась, вспомнив, что у неё нет с собой того, что она ищет: её мобильный телефон, облитый пивом, находится в ремонте. Олю начала охватывать паника, но она постаралась справиться с собой, и ей это почти удалось. Она осторожно приоткрыла дверь и выглянула в огромный тёмный коридор, с множеством ужасных закоулков, и у неё всё внутри похолодело от страха. Как заставить себя шагнуть в эту вязкую темноту, в неизвестность? Оля закрыла дверь и снова оказалась в маленькой освещённой комнатке. Облокотившись об стену, школьница прикрыла глаза и задумалась. «Зажигалка! Там же есть фонарик!» - Взорвалось в её мозгу, и она снова принялась штурмовать свой рюкзак. Когда Оля почти совсем отчаялась и уже была почти уверенна, что зажигалка потерялась, пальцы нащупали на дне рюкзака, в дырявой подкладке небольшой прямоугольный предмет. Не веря своему счастью, она вытащила свою зажигалку и включила фонарик. Она снова выглянула в коридор, направив в темноту тонкий лучик маленького фонарика. Голубоватый свет был слишком тусклым и освещал не более метра пространства. Сердце в груди Оли Николаевой сжалось от страха, на глаза навернулись слёзы, но она всё равно сделала шаг в темноту и замерла прислушиваясь. Дверь в туалет она оставила открытой, чтобы осветить хоть маленькую часть коридора. Оля медленно двинулась вперед, выставив перед собой руку с зажигалкой, и, старалась не смотреть по сторонам. Куда идти? Что делать? Девушка решила спуститься на первый этаж. Там может быть охрана или телефон. Она продолжала идти, стараясь унять дрожь в ногах. Тишина. Оля слышала только своё тяжёлое дыхание и свои осторожные шаги. Она прошла часть коридора, свернула и оказалась возле одной из лестниц. Схватившись одной рукой за перила, для подстраховки, а в другой крепко зажав зажигалку, Оля мысленно помолилась. Слабый свет фонарика кое-как освещал ступеньки, и Оля потихоньку начала спускаться, опасаясь оступиться. Лестница была высокой, и упасть с неё, означало бы свернуть себе шею. Она уже спустилась на один лестничный пролёт, как вдруг почувствовала спиной чей-то взгляд. Оля вздрогнула, резко обернулась и посветила фонариком вверх. Слабый луч на секунду выхватил из темноты силуэт, очень похожий на человеческий. Он тут же отпрянул от света и снова слился с темнотой. Оля теперь знала, что находится не одна в огромном здании и это её пугало ещё больше. Кому нужно прятаться в темноте и зачем? Выключив фонарик, чтобы быть менее заметной в темноте, и стараясь не шуметь, она стала сбегать по лестнице на ощупь. Может, это просто вор и ему нет никакого дела до несчастной, забытой на ночь в школе ученицы? Оля подумала, что нужно как можно быстрее добраться до первого этажа и позвонить. Теперь она совершенно точно вспомнила, что днём, видела в холле телефон. Преодолев бесконечную лестницу, она толкнула дверь, ведущую с лестницы в холл, и снова включила фонарик. Высокие колонны, подпиравшие потолок, вселяли в Олю ужас, т.к. за ними мог бы спрятаться кто угодно. Она, пересекая огромный холл, обходила их стороной, высматривая в луче фонаря телефон. Старый телефонный аппарат  обнаружился на дежурке, почти возле выхода. Дальше, на стене горела красная кнопка. Это означало, что школа поставлена на сигнализацию, значит, ночью в школе нет охранников. Дрожащими руками Оля сняла телефонную трубку и начала набирать свой домашний номер. Вдруг, в холл школы, ворвался неизвестно откуда взявшийся сквозняк. Где-то совсем рядом, послышался громкий стук каблуков. Оля сначала замерла, затем посветила фонариком в том направлении, откуда исходил звук, но никого не увидела. Холл был пустым.  Стук каблуков, между тем, приближался. И вдруг, прямо над ухом девушки прозвучал женский вздох. Оля отпрыгнула в сторону, беспорядочно светя фонариком вокруг себя. Темнота давила на неё со всех сторон, она простиралась вдоль огромного холла и охватывала собой всё, что находилось вокруг, она засела в далёких углах и сгустилась где-то под потолком.  Слабый лучик фонарика практически ничего не освещал, он был просто жалкой каплей света в море тьмы. Обезумев от страха, Оля уронила телефон на пол, он со звоном упал и разбился. Всё стихло. Тут Оля Николаева поняла, что начинает паниковать, но ничего не могла с собой поделать. Она подбежала к входной двери и начала колотить по ней руками и ногами, кричать, звать на помощь, но всё бесполезно. Когда она выдохлась и обессилено прислонилась лбом к прохладной стене рядом с дверью, за её спиной, прозвучал тихий женский смех. Оля отпрянула в сторону и побежала через весь холл налево, в неизвестность, в темноту. Где-то там располагался кабинет директора, и там наверняка тоже есть  телефон. Ноги как будто налились свинцом от страха, быстро бежать не получалось, сердце готово было выпрыгнуть из груди. Больше всего, происходящее напоминало ночной кошмар или фильм ужасов. Она уже почти подбежала к нужному ей коридору, как сзади послышался какой-то шум и об спину больно стукнулся какой-то предмет. По звуку, она поняла, что это был разбитый ею телефон. Оля не стала оборачиваться, чтобы посветить фонариком и увидеть того, кто бросил в неё телефонный аппарат, она и так знала, что никого не увидит.  Она толкнула дверь и выбежала из холла. Дальше было две двери, одна вела на лестницу, другая в коридор, где располагались кабинеты. Трясущаяся рука с трудом удерживала зажигалку с фонариком и направляя его на таблички, прибитые к одинаковым коричневым дверям. «Завуч младших классов Боброва Е.А», «Класс музыки», «Класс рисования», «Компьютерный класс». Напротив располагались: «Медицинский кабинет», «Продлёнка», «Учительская». Кабинет директора отыскался в самом конце коридора. Только когда Олин фонарик выхватил из темноты дверь с табличкой: «Директор средней общеобразовательной школы № 125 Проторева В.А.», ей пришло в голову, что кабинет директора, скорее всего, заперт на ключ. Если даже обычные классы замыкают, то уж кабинет директора тем более. От отчаяния ей захотелось плакать. Ни на что, не надеясь, она всё же толкнула дверь и та, к её удивлению и радости, тихонько скрипнув, открылась. Николаева осторожно шагнула внутрь, нащупала выключатель, и в маленькой комнатке тут же вспыхнул яркий свет. Оля прикрыла за собой дверь, заметив, что замок сломан. Кабинет был небольшим и в нём почти не было свободного места. Под одной из стен, стоял книжный шкаф. Он был забит потрёпанными книгами и покрыт тонким слоем пыли. Дальше стоял ещё один книжный шкаф, кривой и шаткий. На его облупленных полках, теснилось множество школьных журналов и пухлых картонных папок. Посередине стоял самый обычный письменный стол и несколько стульев. На столе в беспорядке лежали какие-то бумаги, и стоял старый дисковый телефон, блестящий, чёрного цвета. Оля с нетерпением схватила трубку и услышала громкий непрерывный гудок. «Хорошо, - обрадовалась она, - значит, телефон исправен». Она быстро набрала свой домашний номер и замерла в ожидании ответа. В трубке долго слышались длинные гудки. Может, нет никого дома? Возможно, родители отправились её искать? Скорее всего, они так и поступили. Но, вдруг раздался щелчок, и гудки прервались. Кто-то поднял трубку!
-Алло! – Заорала в трубку Оля. – Алло!
-Алло, - ответил совершенно незнакомый женский голос.
-Я, кажется, не туда попала…
-Почему же? Ты же звонила родителям?
-Да, - растерялась она.
-Значит, ты попала именно туда. Теперь мы - твои родители! Теперь ты - наша дочь! – Последнюю фразу женщина выкрикнула в трубку, и Оле показалось, что голос звучит не только из телефона, а и из-за двери тоже.
-Кто вы? – тихо прошептала школьница, у неё от страха сел голос.
В ответ раздался оглушительный смех, ненормальный, истерический, затем к нему присоединился мужской, а за ним ещё несколько разных голосов. С каждой секундой голоса прибавлялись. Через пол минуты, Оля слышала не менее сотни голосов: они истошно вопили, смеялись, орали, хрипели. Оля бросила трубку на стол. Теперь она слышала их за дверью. Голосов становилось всё больше и больше, они были совсем близко. Между ними и Олей была только тонкая дверь со сломанным замком. Дверь, громко скрипнув, начала медленно открываться. Оля, не в силах пошевелиться, смотрела в тёмный дверной проём, звук стал громче. Дверь распахнулась полностью, но Оля, не успев увидеть, кто или что находится за ней, потеряла сознание.
    Она открыла глаза, и быстро осмотревшись по сторонам, моментально всё вспомнила. С замирающим сердцем она взглянула в дверной проём, но там никого не было. Оля задумалась, как отсюда выбраться, но ничего стоящего в голову ей не приходило. Все окна первого этажа были зарешечены, а прыгать со второго этажа, было очень рискованно, слишком высоко. Оля не сводила глаз с двери. Она вдруг подумала, что лучше всего сейчас вернутся в свой класс и пересидеть там до утра. По крайней мере, там можно запереть дверь на замок. Выходить с освещённой комнаты обратно в темноту не хотелось, но и сидеть с распахнутой дверью, ожидая в любой момент вторжения ЭТИХ тоже было невозможно. Оля повесила рюкзак на плечо и снова включила фонарик на зажигалке. Она перекрестилась и осторожно выглянула из кабинета: никого. Она быстро вышла из коридора и свернула на лестницу. По лестнице она поднималась бегом, и сама удивилась тому, что когда бежала практически в полной темноте ни разу не то что не упала, а даже не споткнулась. На четвёртом этаже, она снова перешла на шаг и старалась не создавать шума. Оля нашла свой класс, извлекла из маленького карманчика на платье, длинный ключ. Руки у школьницы тряслись от страха и в замок, она попала с четвёртого раза. Когда ей, наконец, удалось справиться с замком, она быстро метнулась в класс и сразу же заперла за собой дверь. Она стала шарить рукой по стене, в поисках выключателя, но что-то вдруг её насторожило. Она почувствовала чужое присутствие и обернулась. Из окна в класс падал слабый свет уличных фонарей, и Оля с ужасом заметила, что все парты заняты, за каждой кто-то сидит. Глаза девушки немного привыкли к темноте, и она смогла рассмотреть за партами силуэты своих одноклассников: вон, в полосатой футболке сидит Белкина, а рядом блестящая майка Дианы. Дальше Вика в белом, Маша, Денис…
-Что вы здесь делаете? – охрипшим голосом спросила Оля. Одноклассники Оли, сидели неподвижно, каждый за своей партой и хранили гробовое молчание. По телу Оли, в который раз за эту жуткую ночь, пробежали мурашки. Она медленно двинулась к партам, с каждым шагом её сердце колотилось всё сильнее, а силуэты одноклассников, всё более явно вырисовывались во тьме. Оля подошла совсем близко и сначала замерла, не веря своим глазам, а потом закричала от ужаса: у сидящих за партами, не было лиц! Вместо них было что-то расплывчатое, серое, полупрозрачное. Она автоматически взглянула на свою парту и с ужасом увидела там свой силуэт, в чёрном платье. От запаха тлена, исходящего от НИХ, закружилась голова, к горлу подкатила тошнота. Оля подбежала к двери, но от волнения не сразу смогла попасть ключом в замок. Она почувствовала какое-то движение за спиной, но оборачиваться не было времени. Наконец, ключ вошёл в замочную скважину, замок щелкнул, и Оля Николаева пулей выбежала из класса. Из-за двери послышался какой-то шум, гул, треск, но через секунду всё стихло. Школьница растерянно стояла на месте, пытаясь решить, куда ей идти дальше. Она не знала когда, наконец, закончиться эта ночь и наступит утро, которое, возможно, унесёт с собой всё страхи и кошмары. Она нерешительно пошла в сторону другой реквиации, расположенной в другом крыле здания. С этой стороны, в окна проникал лунный свет, благодаря которому, Оля могла хоть что-то различить в темноте, зажигалку она где-то потеряла. Николаева, шла, оглядываясь по сторонам, и удивлялась сама себе, что после всего, что с ней произошло, она мало того, что не умерла от страха, а даже пока ещё не сошла сума. Она подошла к узкому ответвлению, именуемому «реквиацией», и остановилась. В реквиации не было выходящих на улицу окон, и поэтому там особенно сгущалась чёрная темнота. Немного поколебавшись, Оля всё же вошла в темноту и… потолком, раздался тихий шорох. Оля, с трудом сдержала, рвущийся наружу крик и побежала к ближайшей лестнице. Она побежала вверх по ступенькам и свернула на второй этаж. Девушка решила, что лучше выпрыгнуть из окна, так, по крайней мере, у неё будет хоть какой-то шанс на спасение. Она подбежала к ближайшему окну и попыталась его открыть. Окно не поддавалось. Разбить стекло было нечем, а выбивать его своим телом, как часто делают герои боевиков, она не решилась. Оля решила сходить в ближайший класс, за стулом. Его можно будет бросить издалека, тогда шансы порезаться, будут минимальными. Оля побежала к ближайшему классу, но дверь оказалась запертой на ключ. Девушка достала из кармана ключ от своего класса, надеясь на то, что этот старый, шаткий замок, можно будет открыть любым ключом. Её надежды оправдались, и она, схватив стул, побежала обратно, к большому окну в коридоре. Она бросила стул, и отбежала в сторону, но стул был слишком тяжелым, и не достиг цели, он ударился об стену и отскочил от неё, громко свалился на пол. Оля повторила попытку, на этот раз всё получилось так, как она и хотела: окно разбилось. Она подошла ближе и аккуратно вытащила из рамы несколько крупных осколков. Она почувствовала на своём лице, свежесть ночной прохлады и посмотрела вниз. Второй этаж находился довольно высоко. От одной только мысли, что ей придётся прыгнуть на голый асфальт с такой высоты, Оле становилось плохо. Вдруг, сзади послышался шум, и, обернувшись, девушка увидела окружившую её толпу разновозрастных школьников, были среди них и учителя. Только они были не настоящими, у них, как и до этого у Олиных одноклассников, не было лиц. Они тянули к Оле свои руки, тогда школьница решилась. Оля выпрыгнула из окна, а призраки застонали, глядя как, добыча уходит от них. Оля потеряла сознание ещё до того, как приземлилась.
     Оля Николаева открыла глаза и первым, что она увидела, был белый потолок и такие же белые стены. Она попыталась встать, но не смогла, ей помешала подсоединённая к ней капельница. Девушка присмотрелась к себе более внимательно, и заметила, что её левая нога, почти по самое бедро загипсована. Это был не сон? Всё это происходило с ней на самом деле? Тут, заметив, что пациентка начала шевелиться, к ней подоспела взволнованная медсестра, она поспешно задала Оле несколько вопросов о её самочувствии, Оля машинально отвечала. Затем, медсестра выбежала в коридор и через несколько секунд, вернулась в палату, вместе с Олиными родителями и доктором. Олины родители плакали, а доктор пытался выпроводить их из палаты. Сговорились на том, что родители побудут с Олей несколько минут наедине, а потом уйдут. Мама всё время спрашивала Олю:
-Зачем ты это сделала? Зачем?
Оля отвечала, что её закрыли на ночь в школе, что её преследовали и хотели убить, но мать недоверчиво смотрела на неё, и рыдала ещё громче.
Статья в газете «Городские события»:
«Ужасная кровавая драма разыгралась в обычной средней школе. Всё началось с того, как обычная, на первый взгляд, старшеклассница, назовём её О., перевелась в новую школу. Она выглядела вполне нормальной и адекватной, что подтверждают шокированные  её поступками учителя и ученики. В первые же дни занятий, в школе был обнаружен труп школьницы, со вспоротым животом. Убийство произошло сразу после окончания занятий, но мёртвую девочку обнаружили только следующим утром. На основании обнаруженных улик, была выдвинута версия, что убийцей является кто-то из учеников данной школы. Правоохранительными органами, по всей школе, в тайне от учеников, были размещены скрытые видеокамеры, в надежде на то, что убийца как-то себя выдаст. Этой же ночью, камеры зафиксировали, как О. зарезала своих одноклассниц М. и Д., с которыми, по словам учеников, она конфликтовала. После содеянного, О. некоторое время бессмысленно бегала по школе, а потом выбила окно, и выпрыгнула со второго этажа. Шокированные родители невменяемой школьницы, отказались комментировать ситуацию. А в больнице нам сказали, что в самое ближайшее время, специалист сообщит нашим корреспондентам, вменяема ли убийца, и понесёт ли она заслуженное наказание».   




Категория: Мистика, ужасы | Добавил: КомпасЗемной (03.04.2012) | Автор: Надежда Лукина
Просмотров: 470 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Вход

Добро пожаловать, Гость!


Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!

Пульс форума

Игра "Поэтический тренажёр"Перейти к последнему сообщению
Форум: Развлечения
Автор темы: Ольга_Овсянникова
Автор сообщения: Roksana_Land
Количество ответов: 770
Паспортный столПерейти к последнему сообщению
Форум: Административные вопросы
Автор темы: Lorenzia
Автор сообщения: lienny
Количество ответов: 91
Поэтический дневник - День за днемПерейти к последнему сообщению
Форум: Личные дневники
Автор темы: yanesik
Автор сообщения: yanesik7991
Количество ответов: 355
Стихи несетевых авторовПерейти к последнему сообщению
Форум: Клуб любителей чтения
Автор темы: Блеза
Автор сообщения: Maria_Sulimenko
Количество ответов: 387
Поэтические дуэлиПерейти к последнему сообщению
Форум: Бойцовский клуб
Автор темы: Lorenzia
Автор сообщения: Lorenzia
Количество ответов: 3553

Топ форумчан


























Переводчик

с на

Гороскоп

Loading...

Цитаты великих

Мы в контакте

Статистика

Доступно только для пользователей
На связи: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Недавно сайт посетили:


Легенда: Админы, Модеры, VIP-пользователи, Авторы, Проверенные, Читатели

Старая форма входа

Рейтинг SIMPLETOP.NET Business Key Top Sites Проверка сайта